ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ, или Как в Николаеве осуждают преступников

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мать жестоко убитого в драке 29-летнего Славы Пономаренко более семи лет добивается заслуженного наказания для убийц ее сына. Однако заинтересованные судебные и прокурорские чины усиленно пытаются «помочь» преступникам избежать наказания.

«Дай закурить!..»

Это жестокое убийство произошло 7 лет назад. В тот трагический вечер, 25 апреля, Слава Пономаренко вместе с другом Андреем Зродниковым гуляли возле супермаркета «Фуршет» в Корабельном районе. Они сидели на скамейке и общались. Время приближалось к 12 ночи.

– Когда мы сидели на скамейке, к нам подошел изрядно выпивший парень с девушкой и попросил угостить его двумя сигаретами. Как оказалось позже, просил для друга, который прошел вперед с девушкой метров десять, – рассказывает Андрей Зродников. – Я дал ему две сигареты, но он вместо благодарности заявил: дай, мол, еще. Слава сидел рядом. Мы вполне безобидно пошутили: надо, дескать, иметь свои. Я засмеялся и сразу же получил увесистым кулаком по голове. От неожиданного удара упал на спину.

Андрей вспоминает, как друг попытался его защитить – словами, культурно. Но у хулигана уже чесались руки, он яростно набросился с кулаками и на Славу.

Родители погибшего: сына не вернуть.

– Потом подбежал его товарищ и тоже стал драться с нами, – продолжил Андрей. – Я отлучился на несколько минут в соседний магазин, чтобы взять там пиво и из бутылки сделать «розочку» для отпугивания наглецов, но когда вернулся, их уже не было, а Слава лежал на земле неподвижно: кровь текла изо рта и из ушей…

Приехавшая вскоре «скорая» констатировала смерть. Затем приехала милиция.

«К вечеру вашего Сашеньку отпустят…»

На начальном этапе следствия заинтересованные прокурорские и милицейские чины в тесной связке с судмедэкспертами усиленно пытались «похоронить» это жестокое убийство. По их надуманной версии «убийцы» в деле проходили свидетелями, а умер Слава якобы от того, что захлебнулся кровью в результате перелома носа.

Как рассказали другие свидетели, которые видели драку и вызывали «скорую помощь», двое ребят били одного, «его друг куда-то убежал». Несмотря на то, что Слава уже лежал на земле, они продолжали его яростно пинать ногами. Свидетели отчетливо слышали истерический крик девушки одного из парней: «Вова, хватит!». Но озверевший Вова, надо полагать, не унимался. Когда Слава уже не подавал признаков жизни, «каратели» успокоились и ретировались куда-то вглубь пятиэтажек. Через пару часов милиция выяснит их личности: 22-летние жители Корабельного района Александр Бевз и Владимир Мельник – известные драчуны этого микрорайона. Они якобы накануне кого-то тоже дерзко избили, но, к счастью, человек остался жив. В милиции этот факт даже не был зафиксирован…

Обвиняемые Бевз и Мельник.

Уже в райотделе дерзкие мальчики сознались и в том, что избивали Андрея и Славу, и в том, что в тот вечер распили две бутылки коньяка. Это зафиксировано в свидетельских показаниях, но блюстители порядка почему-то не сочли нужным признать их подозреваемыми в смерти убитого парня. Возможно, приехавшие в ту ночь в Корабельный райотдел милиции их родители сумели убедить следователя в благих намерениях их повзрослевших детей? Ведь недаром же, как заметили Славины друзья, присутствовавшие в ту роковую ночь возле райотдела, мама одного из них названивала по мобильному телефону и просила помочь. Судя по дальнейшему развитию событий, на том конце провода был очень влиятельный человек. Спустя некоторое время взволнованной мамаше милиционер сообщил: «Да не волнуйтесь вы так, к вечеру вашего Сашеньку отпустят!». И действительно, к 17 часам парней отпустили, опросив как свидетелей.

Комедия в областной судмедэкспертизе

Наталья Александровна до сих пор не может забыть, как тогда, 7 лет назад, она столкнулась с лицемерием экспертов, задействованных в этом деле.

– Когда мы пришли в морг, где находилось тело сына, то нам его показывать отказались: то санитаров нет, то их начальника. Врач-эксперт Гриценко, который вскрывал труп, культурно отказал нам, сообщив, что в данный момент в морге никого нет, и что труп сына нам привезут домой через два дня – в понедельник. Уже тогда мы поняли: что-то скрывают. Чуть позже, к вечеру, после моих звонков к влиятельным знакомым, нам таки разрешили взглянуть на тело сына. И тогда мы поняли причину отказа медиков: они пытались загримировать Славино лицо. Ведь по выводам вскрытия, проведенного судмедэкспертом Жовтневой ЦРБ Игорем Гриценко, на трупе обнаружены лишь легкие телесные повреждения в виде ссадин и перелома носа. А умер он, утверждает эксперт, от того, что захлебнулся кровью. Но даже усиленная гримировка не смогла скрыть изуродованного лица и шеи сына, фиолетовый цвет не закрыл грим. Так какие же это «легкие телесные повреждения»? Я стала требовать повторной экспертизы, областной. Добиться этого было нелегко. Процессуальный прокурор Корабельного района Константин Чуйков всячески убеждал меня не делать повторного вскрытия, мол, это лишняя морока, а судмедэксперт Игорь Гриценко, по его мнению, опытнейший эксперт, много лет работает и почти никогда не ошибается в выводах. Для пущей убедительности прокурор подтвердил: он тоже видел труп и на нем были лишь незначительные ссадины, относящиеся к легким телесным повреждениям.

Наталья Пономаренко таки добилась повторного вскрытия – по закону она имела на это право. Повторное вскрытие показало, что у Славы, кроме легких телесных повреждений, были обнаружены еще и черепно-мозговая травма, и многочисленные удары по голове тупым предметом (кулаком или обутой ногой). Результаты повторного вскрытия были полной противоположностью первому заключению эксперта. Но, несмотря на то, что там было четко написано, что «между телесными повреждениями участка носа и смертью имеется прямая причинно-следственная связь», следователь Корабельной милиции Владислав Варламов, расследующий это дело, за основу принимает результаты первоначального вскрытия, проведенного экспертом Игорем Гриценко, где указаны легкие телесные повреждения.

Чтобы выяснить спорные моменты, связанные с проведением судебно-медицинских экспертиз, Наталья Пономаренко написала письмо-жалобу в областное бюро судебно-медицинской экспертизы и просила разобраться, почему судмедэксперт Игорь Гриценко выдал необъективные данные по результатам вскрытия трупа ее сына.

В томительном ожидании прошел месяц, на исходе второй, но из областной СМЭ ни ответа ни привета. Следователи милиции не предъявляли подозрение преступникам, сетуя на то, что судмедэксперты выдали две взаимоисключающие экспертизы. Дело зашло в тупик.

Уточнив тогда по телефону, что главный областной эксперт Сергей Косицкий находится на рабочем месте, журналист вместе с Натальей Пономаренко отправился к нему на прием. Заранее зная неприязнь Сергея Евгеньевича к журналистам после того, как они ославили его на всю Украину по делу двухлетней давности о «черных трансплантологах», газетчик пошел как рядовой посетитель, представившись сестрой потерпевшей.

В беседе с нами Сергей Евгеньевич изначально был вежлив и толерантен, всячески подчеркивая, что он на нашей стороне. Он согласился со словами Натальи Пономаренко о том, что эксперт Жовтневой ЦРБ Игорь Гриценко «не бесплатно» выдал искаженные результаты вскрытия трупа, но доказать этот факт, к сожалению, дескать, невозможно. И соответственно наказывать пока его не за что.

Но первый же неудобный вопрос журналиста насторожил главного эксперта области. К тому же он заметил включенный диктофон.

– Вы кто? Вы, наверное, ее адвокат? – с подозрением прищурил глаза начальник и наигранное сочувствие с показушной лояльностью вмиг слетели с его лица.

Пришлось рассекретиться и показать удостоверение журналиста.

Следует подчеркнуть: за всю мою журналистскую работу, а это довольно приличный стаж, еще никто так внимательно и так скрупулезно не изучал мое журналистское удостоверение. Детально исследовав наклон каждой буквы, Сергей Евгеньевич, к моему изумлению, тщательно переписал все мои данные на бумажку и с видом знатока заявил, что таких ксив на принтере напечатает с десяток. На что мне пришлось парировать, что подделкой документов я не занимаюсь.

– Выключите диктофон, я с вами, как с журналистом, не хочу общаться и прошу покинуть кабинет, – внезапно разгорячился Сергей Евгеньевич. Но видя мое железобетонное спокойствие, обратился к матери убитого парня: – Поведение вашей сестры вызывает у меня раздражение. Я сейчас вызову милицию.

– Хорошо, вызывайте, – согласилась я, – не к вам же в баню пришла, а как к должностному лицу, и, заметьте, разговариваю тихо, вежливо, не нарушая общественный порядок.

Милицию он так и не вызвал. С изумлением мы смотрели, как он возбужденно бегал по кабинету, с раскрасневшимся от гнева лицом и испариной на лбу, выкрикивая что-то о «провокации», затем распахнул дверь и потребовал удалиться.

– Если вы такие умные сестры, – на полном серьезе кричал горе-начальник, – то вам необходимо записаться ко мне на прием за неделю и при этом написать «преамбулу», что вы от меня хотите. А сейчас я с вами не желаю разговаривать. В государстве должен быть порядок.

При этом Косицкий выскочил в коридор и стал громко звать на помощь своих подчиненных. Откликнулись четверо, один из них – Олег Майборода, как выяснилось, эксперт. Остальные женщины, по всей видимости, были из бухгалтерии. Люди молчаливо наблюдали за странным спектаклем, а главный эксперт области никак не унимался:

– Где приказ на ваше задание? – строго вопрошал уже эксперт Майборода, тыча пальцем в журналистское удостоверение, которое он приказал предъявить на всеобщее обозрение.

Пришлось объяснить заигравшимся руководителям, что журналисты посещают должностных лиц без приказов, на то есть специальный закон под названием «Об информации», и препятствие журналисткой деятельности карается законом.

От всего этого безобразия с мамой убитого парня Натальей Пономаренко тогда случилась истерика.

– Да что же вы за люди, – горестно закричала она, – у меня убили сына, ваш эксперт исказил результаты вскрытия, чтобы выгородить убийц, а вы здесь ломаете комедию!

Мы тогда ушли, так и не получив ответы на свои вопросы. В душе остался неприятный осадок – как может человек с такой низкой моральной планкой, для которого человеческая жизнь ничего не значит, занимать столь ответственную должность, получая высокую зарплату из наших налогов? Прав господин Косицкий в одном: в государстве должен быть порядок. Но его не будет до тех пор, пока такие горе-руководители будут занимать ответственные посты.

Суд да дело

Наталья Александровна решила самостоятельно провести свое, материнское, расследование. Ради памяти сына. Она стала разыскивать настоящих свидетелей той драки, в которой погиб ее Славик, наняла адвоката, настояла на проведении повторных экспертиз, подала иск в суд на бездействие следователей районной милиции, обратилась с жалобами в Генеральную прокуратуру и другие чиновничьи структуры. Можно только представить, сколько ей все это стоило нервов, здоровья и денег. Заручившись поддержкой СМИ, убитой горем матери таки удалось сдвинуть с мертвой точки это уголовное дело: убийцам ее сына предъявлены подозрения. До вынесения судебного решения мать требовала заключить их под стражу как социально опасных, но прокуроры решили, что подсудимые будут под домашним арестом.

Лишь через 3 года после убийства судьей Корабельного района Федорченко обвиняемым был вынесен приговор в виде 3 лет ограничения свободы.

Однако по решению Апелляционного суда дело начали пересматривать заново. Председательствующей по делу стала судья Татьяна Головина. Обоим подсудимым инкриминировали совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 296 («Хулиганство») УК Украины, а Владимиру Мельнику – еще и предусмотренное ч. 2 ст. 121 («Умышленное тяжкое телесное повреждение») УК Украины.

Обвиняемые не были заключены под стражу, они свободно перемещались, отдыхали, веселились, умышленно затягивая судебный процесс, то меняя адвокатов, то просто забывая прийти на очередное судебное заседание. Такой вялотекущий процесс длился еще 3 года и это их, по всей видимости, вполне устраивало.

На одном из судебных заседаний Наталья Пономаренко была поражена цинизмом одного из убийц.

– Наталья Александровна, простите меня, я не думал, что так получится, – процедил сквозь зубы Бевз. Ранее вместе с подельником Мельником они в своем заявлении нагло обвиняли Славу Пономаренко в том, что он якобы их избивал, а они просто оборонялись.

После длительного рассмотрения 2 октября 2020 года судьей Корабельного района Татьяной Головиной был вынесен приговор, по которому Александра Бевза освободили от уголовной ответственности по ст. 296 ч. 2 УК Украины в связи с окончанием срока давности привлечения к уголовной ответственности. При этом гражданский иск Натальи Пономаренко о возмещении морального ущерба оставила без рассмотрения. Чуть позже, 20 октября, судья приняла окончательное решение и по второму фигуранту – Владимиру Мельнику. Он признан виновным в совершении преступления по ст. 121 ч. 2 УК Украины и осужден на 7 лет и 6 месяцев лишения свободы. Указано также, что срок отбытия наказания исчисляется с момента оглашения приговора до его фактического исполнения. Гражданский иск матери убитого парня удовлетворен частично – взыскать с Мельника в пользу Натальи Пономаренко 200 тысяч гривен компенсации морального ущерба.

Круг замкнулся снова

После приговора суда первой инстанции прошел почти год. Он так и не вступил в силу до сих пор. Еще в ноябре прошлого года со стороны обвиняемого Мельника и процессуального прокурора была подана апелляция. Они не согласны с принятым решением судьи Корабельного района Татьяны Головиной. Мельник просит смягчить ему наказание, а прокурор – пересмотреть судебное решение в суде первой инстанции по процессуальным вопросам. По всей вероятности, оба они хотят затянуть процесс исполнения наказания. По примеру обвиняемого Бевза, которому удалось «красиво» уйти от наказания в связи с окончанием срока давности привлечения к уголовной ответственности.

– Уже почти год тянутся судебные заседания в апелляционном суде, – рассказывает Наталья Пономаренко. – Обвиняемый Мельник на прошлое заседание не явился без уважительных причин, однако его оправдал судья, ведущий это дело, Николай Миняйло, мол, ничего страшного в этом нет. У меня складывается впечатление, что они умышленно затягивают процесс, а судья играет роль адвоката Мельника, всячески заступаясь за него. Судя по ситуации, они намерены повторить сценарий с вынесением «наказания» второму участнику преступления – Бевзу, который ни дня не отсидел в тюрьме. Я хотела высказать недоверие судье и написать жалобу руководству апелляционного суда. Каково же было моё удивление, когда я узнала, что председателем этого суда является Николай Миняйло. Ну а когда я поняла, что круг замкнулся, тогда написала письмо нашему гаранту Конституции – Президенту Украину Владимиру Зеленскому, где попросила его вмешаться в ситуацию, и отстронить судью Миняйло от рассмотрения этого уголовного дела.

 

Чтобы ложь не множилась

«РП» уже несколько лет отслеживает ситуацию по этому преступлению. Для матери, потерявшей сына, наша редакция стала своеобразным психологическим приютом. Здесь Наталья Александровна делится с журналистами своими переживаниями по поводу незаконных, по ее мнению, действий со стороны правоохранителей, экспертов, прокуроров, судей, то есть тех людей, от которых напрямую зависит главный вердикт – понесут ли убийцы ее сына заслуженное наказание.

Журналисту пришлось встречаться со многими людьми. Но никто из них не сказал ничего плохого о погибшем Славе. И не потому, что о мертвых плохо не говорят. Он действительно был хорошим человеком. Он не нанес своим убийцам ни одного удара. Прямым доказательством тому являются кисти его рук: на них не было ни синяка, ни ушиба, ни одной царапинки. Он не дрался. Его били по голове сначала кулаками, а когда упал – ногами. И этот факт – неоспорим.

Пока помалкивает закон, материнское сердце не успокоится. Больно и обидно, что сына уже не вернуть, и только подушка знает, сколько выплакано по ночам материнских слез. И хотя смерть дорогого и любимого человека и вообще человеческая смерть – самое непоправимое, что может быть в нашей жизни, очень важно, чтобы ложь не множилась и не торжествовала. Виновные должны понести заслуженное наказание.

– Я поняла, что простому человеку без денег невозможно добиться справедливости. Убедилась на собственном примере, – констатировала Наталья Пономаренко. – Жду окончательного судебного решения. А его объективность пусть остается на совести милиционеров, прокуроров, судей и экспертов, участвующих в нашем деле. Бог им судья…

Татьяна ФАБРИКОВА

Редакция намерена и дальше отслеживать ход продвижения этого уголовного дела и информировать наших читателей. Очередное заседание апелляционного суда назначено на 28 сентября.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

One Comment on “ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ, или Как в Николаеве осуждают преступников”

  1. Просто без слів. Таке горе для батьків,а тут ще і.суді і т.д такі фальшиві . Де справедливість ?

Оставить комментарий на Lyudmyla Cancel reply

Your email address will not be published.