Николаевский глинозёмный завод: прибыль – олигарху, отходы – украинцам

Николаевский глиноземный завод работает в Украине в режиме максимального комфорта. Его российские владельцы не выполнили всех инвестиционных обязательств, взятых на себя при покупке завода. Кроме того, они нарушили имущественные права украинских акционеров, используют толлинговые схемы, минимизируя уплату налогов, но все это сходит им с рук. Как такое возможно – попытался разобраться Центр журналистских расследований.

Схема олигарха

Пенсионер Петр Сусло отдал Николаевскому глиноземному заводу 28 лет своей жизни. Пришел на предприятие, когда оно еще только начало строиться – в 1976 году. И по сей день бывший работник помнит, с какими трудностями столкнулся, возводя вместе с другими рабочими цеха промышленного гиганта.

– Запомнилось очень много грязи. Когда мы работали на объектах, ее было по колено. Приходишь со стройки и начинаешь целый час отмывать от нее сапоги. Почистишься, сядешь отдохнуть – снова вызывают, одеваешься и обратно идешь месить эту грязь, – вспоминает Сусло.

Завод, который строил ветеран, сейчас приносит своим владельцам солидную прибыль. Так, по данным предприятия, в прошлом году НГЗ произвел 1,7 млн тонн глинозема, получив около 36 млн долларов прибыли и заплатив 289 млн грн налогов. При этом, по информации Государственной таможенной службы, завод отгрузил глинозема на сумму 466 млн долларов, из которых не уплатил ни копейки налога.

Николаевский глиноземный уже много лет работает по так называемой толлинговой схеме. Это когда предприятие перерабатывает сырье, которое ему дала другая компания, не растамаживая его. А после изготовления конечного продукта возвращает его компании-давальщику сырья, получив за свою работу вознаграждение. В случае с НГЗ это выглядит так: завод получает от швейцарской компании RS International GMBH бокситы, перерабатывает их в глинозем и отправляет его обратно этой фирме, оставляя в Украине отходы в виде красного шлама.

Петр Сусло

Украинскую таможню с недавних пор такая схема перестала устраивать.

– После перехода в апреле 2010 года под контроль российской компании «Русал» предприятие «Николаевский глиноземный завод» начало помещать товары в таможенный режим «переработки на таможенной территории Украины». Это означает, что при ввозе таких товаров они полностью освобождаются от налогообложения. Кроме того, к ним не применяются меры нетарифного регулирования, – рассказал Центру Дмитрий Евстафьев, начальник управления обеспечения таможенного контроля и оформления Черноморской таможни Государственной таможенной службы.

По данным Евстафьева, такие операции позволяют экономить предприятию на уплате налогов примерно один миллиард гривен ежегодно.

Таможенник обратил внимание, что на НГЗ производят редкоземельный металл галлий и при этом уходят от налогообложения.

– В сырье, которое ввозится на таможенную территорию Украины, есть такой металл как галлий. Его стоимость около 170 долларов за килограмм. У таможенных органов имеются данные, что галлий на предприятии производится в промышленных объемах порядка 10 тонн в год. Но на НГЗ это категорически отрицают, – утверждает представитель таможни.

Дмитрий Евстафьев говорит, что когда сотрудники таможни зашли на территорию одного из цехов НГЗ, то обнаружили там емкости с галлием.

Дмитрий Евстафьев

Диалога, по словам Евстафьева, у таможни с предприятием не получилось, и стороны отправились в суд. Однако украинская Фемида уже восемь раз становилась на сторону металлургического гиганта. Представитель таможни поясняет неуспех в судах пробелами украинского законодательства, из-за которых таможенники инициировали внесение изменений в Таможенный кодекс Украины.

Тем временем конфликт между таможенниками и предприятием дошел до руководства страны. В прошлом году гендиректор НГЗ Виктор Кожевников даже обратился с письмом к Президенту Украины, в котором просил поддержки, утверждая, что без использования толлинговых схем предприятие существовать не может.

– Ежемесячно на приобретение глинозема необходимо $25 млн, которых у НГЗ нет, и в случае отмены толлинговой схемы завод станет убыточным, – отмечал в письме гендиректор НГЗ Виктор Кожевников.

О том, что завод производит глинозема на 466 млн долларов, а также галлий, который вообще официально нигде не фигурирует, гендиректор в письме не указал.

Использование толлинговой схемы позволяет собственникам завода минимизировать налоги и получать сверхприбыли.

Виктор Погромский, доцент кафедры экономики Черноморского национального университета им. Петра Могилы, утверждает, что толлинговые схемы использовались в экономике еще при Советском Союзе.

Виктор Погромский

– Толлинговые схемы – это рудимент советской системы экономики. К этой идее пришли после Второй мировой войны, после того как промышленно развитые районы страны оказались в оккупации. Тогда и появилась идея разнести производство по разным республикам Советского Союза, – говорит Погромский.

И добавляет, что в 90-х, когда в странах бывшего СССР начались процессы разгосударствления и приватизации промышленных предприятий, толлинговые схемы никуда не исчезли, так как продемонстрировали свою эффективность.

– Новые собственники предприятий убедились, что в этом вопросе ничего придумывать и изменять необходимости нет, а следует оставить все как есть. Ведь толлинг очень выгоден, так как позволяет существенным образом экономить на налогах, – поясняет преподаватель экономики.

Приватизация НГЗ как пример коррупции

В 2000 году фирма «Украинский алюминий», которая через цепь оффшорных фирм принадлежала российскому бизнесмену Олегу Дерипаске, приобрела у государства 30%-ный пакет акций НГЗ. Одним из важных условий продажи было обязательство новых собственников предприятия отказаться от использования толлинговых схем. Еще одним серьезным условием было строительство в Украине алюминиевого завода. Но после указанного в договоре срока новый алюминиевый завод так и не появился.Зато остался толлинг. Как результат – максимальные прибыли и минимальные налоги.

Владимир Ларцев

Доктор философских наук Владимир Ларцев 12 лет проработал советником председателя Фонда госимущества Украины, посвятив приватизации несколько книг и десятки научных статей. Он утверждает, что договор о приватизации НГЗ был составлен грамотно и если бы украинские чиновники следили за его соблюдением, то все, может, вышло бы по-другому. Но украинские госслужащие, увы, прежде всего были озабочены собственными интересами.

– В 2004 году Дерипаска добился от украинского правительства изменения инвестиционных обязательств: теперь вместо строительства алюминиевого завода достаточно было увеличить объемы производства глинозема. Но пункт договора о переходе с толлинговой схемы на импортно-экспортные расчеты так и не был выполнен, – вспоминает исследователь.

В 2012 году эти обязательства были закрыты, что, по мнению Ларцева, стало преступлением менеджмента фонда, представители которого визировали этот договор.

Исследователь утверждает, что приватизация НГЗ и других предприятий имела коррупционный характер.

– Здесь все формально было по закону, но сами законы были написаны так, что это обусловило антинародный и адресно-коррупционный характер приватизации, которая состоялась во второй половине 1990-х годов и в последующие 2000-2010 годы, – утверждает Владимир Ларцев.

Вместо отказа от толлинговых схем новое руководство провело реструктуризацию НГЗ, образовав вместо одного юридического лица – завода – несколько предприятий. Это позволило сократить, как писали тогда СМИ, значительную часть работников и избавиться от социально-бытовой сферы, находящейся на балансе предприятия.
Петр Сусло хорошо помнит тот период.

– Говорили, что у вас все будет хорошо, а потом, когда начали работать, мы поняли, что обещания никто соблюдать не собирается. Профилакторий НГЗ был лучшим в Николаеве. Там было уникальное оборудование. Тем, кто нуждался в лечении, во время обеда выделяли дополнительно один час. А когда на завод пришли россияне, все это убрали, – констатирует бывший работник завода.

Сейчас здание бывшего профилактория НГЗ разрушено. Вместо комфортабельных палат и медоборудования, которое помогало при лечении многих болезней, – развалины. По информации местной охраны, профилакторий уже давно находится в залоге у банка под взятый кредит.

26 тысяч обманутых вкладчиков

К 2004 году российские собственники НГЗ закончили скупку акций, которые украинское правительство, разбив на пулы по 5%-10%, продавало в течение 2000-2002 гг. К этому времени 97% акций оказались в руках российских собственников. Оставшиеся акции завода были распределены между 26 тысячами миноритарных акционеров. Их новые владельцы лишили собственности в 2004 году, когда под предлогом укрупнения номинальную стоимость одной акции, которая составляла 25 копеек, увеличили до 9 млн грн.

При этом они дали десять дней на укрупнение пакетов акций до указанной суммы, а затем акционерам, которые не успели этого сделать, предложили несправедливую компенсацию, которая в два с половиной раза была меньше, чем стоимость номинала, то есть 10 копеек. Акционерное общество, которым являлся завод, было перерегистрировано в общество с ограниченной ответственностью, где учредителями были мажоритарные акционеры: ООО «Компания «Украинский аллюминий», а также компании, зарегистрированные на Кипре, – Чудакор Лимитед, Ханбери Холдингс Лимитед, Невус Лимитед, Лигнеус Лимитед, Пьютер Сервисез Лимитед.

– В Конституции Украины сказано, что право частной собственности незыблемо. Соответственно никто не может на это право влиять: лишать, ограничивать или пользоваться этим правом. В конкретном случае сторонние лица – мажоритарные акционеры – своим решением присвоили себе право, путем выплаты какой-то непонятной и законом не предусмотренной компенсации, лишить собственности других людей – миноритарных акционеров, – утверждает юрист Нонна Надич, которая в свое время защищала права миноритарных акционеров в судах.

Среди тысяч пострадавших был и Петр Сусло.

– В то время как продавали акции, у меня их было сто двадцать тысяч. Если посчитать по 60 копеек, как они стоили на рынке, то это получается около 72 тысяч гривен. Если с учетом того курса, когда доллар был равен гривне семьдесят пять копеек, то получается, что я потерял сорок одну тысячу долларов.

Кто владелец НГЗ?

В 2017 году Генеральная прокуратура Украины открыла уголовное производство по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами Фонда госимущества во время проведения приватизации ОАО «НГЗ». Но впоследствии из Киева его передали в Николаев, где в тот же год и закрыли. Местную власть вообще мало волнует, придерживается ли владелец НГЗ взятых на себя обязательств и кому принадлежит завод, – главное, чтобы он давал рабочие места и делал отчисления в бюджет.

– Я не знаю и мне не очень это интересно, кто конечный бенефициар предприятия. Мне важно, что продукция, которая производится, не вредит людям и не идет на военные цели. Что НГЗ платит налоги и не загрязняет экологию, – подчеркнул председатель Николаевской облгосадминистрации Виталий Ким.

Кому же принадлежит НГЗ? Кто зарабатывает на предприятии и находит различные способы платить меньше налогов? До 2018 года конечным бенефициаром завода официально был Олег Дерипаска – известный российский олигарх и владелец разветвленной производственной империи. В 2017 году Дерипаска собирался продать НГЗ швейцарской компании GLENCORE, но после введения против него персональных санкций США соглашение сорвалось – кажется, иностранцы не рискнули иметь дело с другом Путина. Украина также наложила на Дерипаску санкции и возбудила уголовное производство за доведение до банкротства Запорожского алюминиевого завода, который в свое время приобрели бизнес-структуры российского миллиардера.

Разобраться со структурой собственности НГЗ непросто: им владеют две украинские фирмы – «Компания «Алюминий Украины»» и «Гуардон Украина», учредителями которых являются компании «ГАНДЕЛА ИНТЕРНЕШНЛ А.В.В.» и «ГОРДАЛ ХОЛДИНГС А.В.В.», зарегистрированные в оффшорах на Арубе – островах вблизи Южной Америки. Кто конечный бенефициар этих компаний, в регистрационных документах не указано. Запрос на руководство завода с вопросом о бенефициаре предприятия его гендиректор проигнорировал.

Но есть ряд доказательств, свидетельствующих о том, что, несмотря на санкции, предприятие до сих пор входит в структуру российской транснациональной корпорации «Русал» Дерипаски. Так, гендиректор Виктор Кожевников – бывший менеджер алюминиевого завода группы «Русал». Его заместитель Аркадий Саркисян – бывший депутат российской Госдумы, и, по сообщениям российских СМИ, бывший охранник Дерипаски. Весь изготовленный глинозем, по информации НГЗ, отправляется швейцарской фирме, которая предоставляет предприятию бокситы. Но, по данным украинской таможни, глинозем в Швейцарию не попадает, а отправляется с завода прямо в Россию. К примеру, в прошлом году в Россию было экспортировано глинозема на 466 млн долларов. И отправляется он туда в вагонах российской государственной компании «Российские Железные Дороги». Мы зафиксировали эти вагоны на станции.

Редактор портала «Бизнес. Цензор» журналист Сергей Головнев, который уже около десяти лет изучает украинский промышленный рынок, подтвердил предположения Центра.

– НГЗ принадлежит Русалу. Об этом свидетельствуют данные официального сайта российской алюминиевой корпорации, где Николаевский глиноземный завод указан в разделе «География активов» Русала, и официальные отчеты компании, в которых есть соответствующие записи.

Почему важно, кому принадлежит НГЗ и как он работает? Металлургический гигант не только дает работу нескольким тысячам николаевцев. Он также вредит экологии, отравляя атмосферу своими выбросами и производя миллионы тонн красного шлама, который ветер регулярно разносит на соседние поля и села. При этом предприятие работает, используя толлинговые схемы, которые позволяют минимизировать налоги. Николаевщина же играет роль сырьевого придатка, из которого нужно выжать все, что можно, а там, как говорится, хоть трава не расти.

Однако этот глиноземный узел развязать можно и нужно, прежде всего, в интересах его работников – бывших и нынешних, местного населения и бюджета области и страны. Для этого власти и николаевцам необходимо всего-навсего настоять на соблюдении законов и выполнении обязательств собственником. Иначе НГЗ ждет судьба его бывших работников – таких как Петр Сусло. Лишенных собственности, забытых и никому не нужных.

Ярослав Чепурной, Центр журналистских расследований

Оставить комментарий