ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР, или Как николаевские прокуроры обвинили в совершении преступления 76-летнего пенсионера

Не думал и даже не мог предположить бывший моряк  Владимир Андреевич Чикин, что в таком преклонном возрасте окажется на скамье подсудимых. Его обвинили в преступлении, которое он не совершал. Доказывать свою невиновность пожилому человеку пришлось семь лет. В декабре прошлого года судом Центрального района ему был вынесен оправдательный приговор, однако он до сих пор не вступил в законную силу, потому что сторона обвинения – прокуроры, подали жалобу в апелляционный суд.

Обгон на мосту

В то летнее ранне утро 16 июня 2014 года Владимир Чикин, забрав в свой микроавтобус пограничника, дежурившего на Варваровском блок-посту, спокойно ехал в направлении города. Время было тогда, как известно, неспокойное, и Владимир Андреевич, как настоящий патриот своего государства, не остался в стороне, а вместе с другими николаевскими «народными ополченцами» помогал охранять город. Утром на блок-постах менялись смены, и в его обязанность входило на своем микроавтобусе HYUNDAI развозить ребят по постам, а сменившихся людей – по месту жительства.

– Когда я ехал по Варваровскому мосту в сторону города, мой автомобиль непроизвольно повело влево. Я сам механик и поэтому сразу понял, что проблема с рулевой тягой, – рассказывает пришедший в редакцию Владимир Андреевич. – Но не успел я до конца осознать, что случилось с моим автомобилем, как в боковую переднюю часть микроавтобуса врезается «летевший» на большой скорости мотоциклист на KAWASAKI. Удар был такой сильный, что я грешным делом подумал, что парень разбился насмерть, но, слава богу, благодаря отличной экипировке мотоциклист сильно не пострадал. Правда, шлем раскололся пополам, но, согласитесь, это пустяки по сравнению с жизнью человека. Несмотря на это, 25-летний мотоциклист Андрей Каганец три дня провел в БСМП под наблюдением медиков и был выписан домой, однако позже выяснилось, что, по заключению судебно-медицинской экспертизы от 23 июня 2014 года, он получил телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга, ушиба головы, многочисленных отеков, ссадины шеи, передней и задней поверхности грудной клетки, правой верхней, правой нижней конечности, скальпированной раны культи 3-го пальца правой кисти. Эксперт в своем заключении констатировал среднюю тяжесть телесных повреждений.

Куда исчез вещдок?

Владимир Чикин рассказал, что тогда на место ДТП приехали патрульные, опросили, составили протокол, забрали его автомобиль на штрафплощадку, так сказать, для дальнейшего разбирательства. Что характерно, уже позже, когда против пенсионера завели уголовное дело, обвиняя его в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 286 Уголовного кодекса Украины (нарушение правил дорожного движения), которая предполагает до 3 лет лишения свободы, Владимир Чикин четыре месяца не мог добиться от прокурора Романа Потужника разрешения на ознакомление с материалами досудебного расследования, и лишь по решению суда он смог ознакомиться с материалами расследования. В материалах пенсионер обнаружил полностью сфабрикованное обвинение против него.

– Основная версия следствия основывалась на том, что я, якобы умышленно, выехал на полосу встречного движения, чтобы совершить разворот автомобиля, ну а то, что на моем автомобиле лопнула левая рулевая тяга, об этом ни слова, – рассказывает Владимир Чикин. – К тому же, когда мы со следователем Бондаренко и экспертом Завгородним осмотрели мой автомобиль на платной штрафплощадке, детали моей лопнувшей тяги были на месте, а чуть позже, через 5 дней, когда я забирал машину, этих двух фрагментов на месте не оказалось, они куда-то исчезли.

На одном из судебных заседаний в материалах экспертизы я увидел фото рулевой тяги якобы с моей машины. Мне пришлось долго доказывать, что эта тяга не с моего автомобиля. Мошенники не удосужились даже сделать правильное фото этой запчасти: авария была летом, а на изображении четко виден снег под чужой машиной.

Я сам эксперт-практик, долгое время работал механиком по ремонту машин, а нанятые стороной обвинения эксперты были непрофессиональными, поэтому мне без особого усилия удалось в суде доказать фальсификацию проведенных экспертных заключений. Это даже признала сторона обвинения – эксперты не смогли в суде доказать мою виновность. И это отражено в судебном решении.

И что самое прискорбное: почему-то мотоциклист, выехав на полосу встречного движения на большой скорости, сознательно грубо нарушив правила дорожного движения и чем, по сути, спровоцировал это ДТП, не понес никакого наказания, его просто признали потерпевшим. И как потерпевшая сторона он потребовал с меня, как с виновника, выплатить ему за ремонт мотоцикла более 100 тысяч гривен. Чуть позже мне сказали, что этот парень – родственник одного влиятельного в нашем городе человека. На первом судебном заседании мне вручили обвинительный приговор, прокурор требовал наложить арест на мою квартиру и автомобиль, который стоял на штрафплощадке с суточной оплатой 40 гривен. Я просил следователя изначально отдать мне автомобиль, чтобы не разориться вовсе, на что он мне предложил сотрудничество со следствием. Он сказал, что если не соглашусь, то автомобиль я больше не увижу и порекомендовал не нанимать адвоката, мол, сами разберемся. Мне ничего не оставалось, как согласиться на его предложение, и я подписывал все бумаги, которые он мне подавал, пальцем указывая, где ставить подпись. Я чувствовал, что меня «водят за нос» и дело так повернули, что я мог бы остаться без крыши над головой, поэтому я нанял адвоката и стал защищаться от нашего правосудия. Да, именно от правосудия, ведь против меня в судах за семь лет выступала «бригада» из четырех прокуроров, которые в зале суда демонстрировали адвокатскую работу по защите мотоциклиста.

Прокуроры и эксперты заврались?

Владимир Андреевич показал видеозапись из регистратора, на которой четко видно, как движется его микроавтобус, следом за ним едут еще пять автомобилей. Видно также, как мотоциклист пересекает сплошную линию, разделяющую движение на мосту, идет на обгон автомобиля, с которого велась видеозапись, затем входит в свою полосу движения, пропуская встречный транспорт, затем снова пересекает сплошную линию и идет на обгон колонны, состоящей из 5 автомобилей, и врезается в отклонившийся по движению влево микроавтобус HYUNDAI. Несмотря на то, что парень утверждает, что он ехал со скоростью 60 км/час, Владимир Чикин по синхронной записи (по долям секунды) рассчитал скорость мотоцикла на этапах его движения. Измерив расстояние между столбами на мосту, подсчитал, что он мчался со скоростью не менее 120 км/час.

– Это нетрудно посчитать: задача для третьеклассника – скорость равна путь разделить на время, – объясняет Владимир Андреевич, – однако следователи согласились со словесными показаниями мотоциклиста, что он ехал со скоростью 60 км/час, и даже не рассматривали другую версию. Заметьте, все описания и проведенная экспертиза основывались на устных показаниях мотоциклиста. Сторона обвинения в лице прокуроров постоянно блокировала мои ходатайства о просмотре в судебном заседании имеющейся записи видеорегистратора и дружно протестовала против вызова в суд следователя Бондаренко А.В., инспектора ГАИ Мельника А.В. и остальных фигурантов, принимавших участие в расследовании криминального дела, стараясь затянуть судебное расследование и доказать мою вину путем фальсификации и искажения фактов реальных событий.

Как ни странно, – возмущался пенсионер, – но в материалах досудебного расследования отсутствовали серьёзные вещественные доказательства. Не было обоих фрагментов лопнувшей левой рулевой тяги с моей машины, исчезли мои первоначальные пояснения инспектору ГАИ, в которых я изложил детально свои действия в данном ДТП и причину выезда моей машины на полосу встречного движения. Почему-то исчез протокол допроса меня прокурором Потужником Р.В., а также куда-то испарилась история болезни «потерпевшего» Каганца. У меня уже тогда возник вполне резонный вопрос: неужели прокурор не знает, что при травмах средней тяжести в уголовном производстве этот документ обязательный? Да и написанная экспертиза медэкспертом Баклановой не подкреплена материалами истории болезни и ренгеновскими снимками, подтверждающими травмы средней тяжести. Было очень много нестыковок, потому вся доказательная база стороны обвинения рассыпалась в ходе судебного заседания, а лже-эксперты были разоблачены. Поэтому медэкспертиза была юридически не обоснована. По ходатайству стороны обвинения был назначен повторный следственный експеримент, который проводился главным следственным управлением полиции Николаевской области. Этот експеримент также был преднамеренно затянут на один год и два месяца. Я доказал, что технические возможности моего автомобиля не позволяют совершить разворот на мосту, как того добивалась доказать прокуратура.

Суд поставил точку

Судя по материалам, которые принес в редакцию пенсионер, а их у него накопилось предостаточно, досудебное расследование проходило с грубыми нарушениями законодательства. Владимиру Андреевичу пришлось через суды опровергать многие факты, которые «шились белыми нитками». Так, экспертизы двух экспертов Завгороднего В.А и Головко В.П. он опроверг во время одного из судебных заседаний, задав им простые вопросы, на которые они так и не смогли вразумительно ответить, а новая экспертиза, которую выполнил Харьковский научно-исследовательский институт судебных экспертиз, четко указала, что причинно-следственная связь ДТП исходит от нарушения правил дорожного движения мотоциклистом. То есть ларчик, как видим, открывается просто.

Чтобы наказать зарвавшихся правоохранителей и прокуроров, принципиальный и непокорный Чикин обратился в ГБР (Государственное бюро расследований), однако там ему отказали в проведении расследования по злоупотреблениям должностных лиц милиции и прокуратуры. Они почему-то не нашли в их действиях состава преступления.

– Экспертам было достаточно просмотреть диск с записью видеорегистратора, чтобы определить виновника ДТП, все остальные вопросы и расчёты для экспертов были не существенны. Я неоднократно заявлял в суде, что просмотр видеозаписи, которая является самым правдивым вещественным доказательством в материалах расследования, может поставить жирную точку в судебном расследовании, однако сторона обвинения постоянно блокировала мои заявления, – говорит Владимир Чикин. – Материалы досудебного расследования были полностью сфальсифицированы путём манипуляций, искажения фактов реальных событий, подделкой документов, сокрытием от суда недопустимого нарушения ПДД мотоциклистом Андреем Каганцем. Мне пришлось потратить много сил, здоровья, нервов, чтобы разоблачить махинаторов из числа следователей, экспертов, прокуроров. Следствие и прокуратуру подвела их же самоуверенность и безнаказанность, они ведь считали, что я старый дед, а я действительно старый, имею статус «дети войны», что, мол, меня они «взуют» без проблем, как говорится, «без шума и пыли», но они промахнулись. Слава Богу, мое дело рассматривал порядочный судья Владимир Алейников, который не пошел на поводу ушлых служивых и вынес оправдательный приговор. Хотя, как болтают злые языки, за свою принципиальность он поплатился должностью – раньше он был заместителем председателя суда Центрального района, а сейчас стал просто судьей.

Затянувшееся обжалование

Как пояснили в суде первой инстанции, оправдательный приговор Чикина пока не вступил в законную силу, сторона обвинения подала апелляционную жалобу. Несмотря на то, что после оглашения приговора прошло уже полгода, жалоба прокуроров официально еще «не дошла» до канцелярии апелляционного суда. Владимир Чикин опасается, что служивые опять что-то затеяли неладное: по сути, они совершили должностное преступление, 7 лет обвиняя невиновного человека.

– Если апелляционную жалобу прокурорам удовлетворят, – делится соображениями Владимир Андреевич, – то дело снова могут направить на повторное рассмотрение в суд первой инстанции, и оно снова будет «висеть» года три-четыре. А за это время закончится срок наказания виновных правоохранителей.

Адвокат пенсионера Александр Скотников развеял опасения свого подзащитного.

– Апелляция – это обычная практика. По оправдательным приговорам, как правило, всегда подается апелляция, – уточнил Александр Николаевич. – Ну а что касается дела Чикина, то скажу вам как водитель. Сам факт, что мотоциклист пошел на обгон на мосту, а там двойная сплошная линия, которую он бесцеремонно пересек и пошел на обгон нескольких автомобилей, является грубейшим нарушением правил движения. И даже несмотря на то, что у Чикина сломался автомобиль или не сломался, неважно, почему его повело влево, если бы мотоциклист не нарушил правила, то этого ДТП не было б. Матералы комплексной экспертизы, проведенной Харьковским НИИ, поставили жирную точку в этом затянувшемся расследовании, четко определив виновного в происшедшем ДТП 16 июня 2014 года. Окончательную точку в этом деле должен поставить апелляционный суд.

Послесловие

Как видим, рядовой пенсионер оказался крепким орешком. Заслуживают уважения и его соратники-«ополченцы», с которыми он прошел нелегкий путь по охране границ нашей области в 2014 году и которые поддерживали его морально своим присутствием на судебных заседаниях. Он был не один, и это придавало ему сил. В итоге Владимиру Андреевичу удалось раскрыть злые замыслы группы должностных лиц правоохранительных органов: некоторые из них даже уволились из органов, по отдельным были служебные расследования и соответствующие взыскания. Но для этого ему понадобилось 7 лет жизни.

Прискорбно, что служивые, уполномоченные законом на привлечение преступников к уголовной ответственности, используют эти полномочия в отношении заведомо невиновного человека, прекрасно зная, что он не совершал преступления. А преступник в это время безнаказанно продолжал курсировать по автодорогам, нарываясь на новые приключения. Выходит, что прокуроры и эксперты служили у этого нарушителя закона адвокатами, всячески защищая его и скрывая от суда его вину?

Теперь становится понятным, почему это уголовное дело расследовалось целых семь лет. Удивляет и то, что в этом затянувшемся расследовании за все семь лет почему-то никто не усмотрел коррупционных действий со стороны правоохранительных органов. А следовало бы, и тогда все быстро стало б на свои места.

Ну а то, что прокуроры не хотят признать своё поражение, это вполне объяснимо. Ведь признавать свои ошибки всегда трудно и на это требуется определенная доля мужества. Понятно, что оправдательный приговор Чикина, вступивший в законную силу, может обернуться для некоторых служивых последним днем работы в органах, возможно, поэтому уже полгода не рассматривается апелляционная жалоба прокуроров. Или снова может возникнуть преступный сговор должностных лиц? Пенсионер не теряет оптимизма, тем более за семь лет он досконально изучил украинское законодательство и верит, что зарвавшиеся прокуроры и правоохранители будут наказаны по всей строгости закона. Уже уходя из редакции, он процитировал слова Генерального прокурора Украины Ирина Венедиктовой об ответственности прокуроров за сокрытие преступлений.

– В одном из своих выступлений она сказала, что прокурор, который обвинил невиновного человека, является преступником, – говорит Владимир Андреевич, – ну а на деле выходит, что он герой, если судить о прокуроре Романе Потужнике, который вел мое дело. Совсем недавно я узнал, что он пошел на повышение – его назначили руководителем Баштанской окружной прокуратуры. Я вот думаю, а не связано ли между собой затягивание рассмотрения апелляционной жалобы, где прокурор явно проиграет, и его назначение на должность?

Ответ на вопрос пенсионера мы, скорее всего, получим после заседания апелляционного суда. И продолжаем наблюдать за дальнейшим развертыванием событий в деле пенсионера Чикина, поэтому пока ставим многоточие…

Татьяна ФАБРИКОВА


Ігор БЛОШКО, правозахисник:

– На сьомому році від дня події Чикін Володимир Андрійович рішенням судді Алєйнікова у Центральному суді м. Миколаєва отримав ВИПРАВДУВАЛЬНИЙ вирок.

Обвинувачували його у скоєнні ДТП. Начебто через порушення ним ПДР мотоцикліст, зіткнувшись з його авто, отримав тілесні ушкодження. Правоохоронці думали, що чоловік пенсійного віку, який необізнаний у юриспруденції, не має впливовості і статків, повинен нести відповідальність. А дід виявився міцним горішком і загнав усіх фальсифікаторів шукати п’ятий кут.

Подяка всім, хто не помилявся у невинуватості Андрійовича і приходив на судові засідання, хто допомагав йому у захисті від незаконного обвинувачення. Можна було б аплодувати діду і судді, що один позбавився незаконного обвинувачення, а інший виніс законне і справедливе рішення. Це дійсно перемога, але не на цьому повинна бути поставлена крапка.

По-перше, обвинувачення відпочатку було незаконним, із втратою речових доказів, з фальшуванням очевидних обставин, що не залишило осторонь небайдужих людей до правосуддя.

По-друге, здавалося б звичайна справа, яких сотні у судах, набрала певного резонансу серед активної частини миколаївців і повинна завершитися не лише виправдуванням невинуватої особи, а притягненням до відповідальності правоохоронців, які упереджено і необ’єктивно висовували невинуватій особі підозру.

По-третє, цей процес повинен бути знаковим і мати логічне завершення. Щоб кожен фальсифікатор, кожен правоохоронець, кожна особа, яка халатно ставилась до своїх службових обов’язків, понесла відповідальність за свої дії. Щоб у подальшому правоохоронці на прикладі своїх недобросовісних колег побачили, що буває, коли зневажливо відносяться до законодавства.

Відповідно і прокурор боїться ставити крапку. Здогадується, що своєю дупою разом зі слідчим поліції може відчути лаву підсудних. Тому намагається відтермінувати своє покарання. Сьогодні йому надали право подавати апеляцію. Фактично прокуратура має на меті не досягти законного рішення, а захистити свого телепня, завдаючи шкоди всім оточуючим. Завантажує суди зайвими апеляційними скаргами, тяганиною, тратою зайвого часу на перекладання із пустого у порожнє. Насправді – це бажання дотягти до термінів давності застосування до посадовця покарання. І керівництво прокуратури надає йому можливість зловживати своїми правами, використовуючи свої службові повноваження, і автоматично є співучасниками посадового злочину.

Територіальне ДБР давно могло припинити знущання з людини похилого віку, якби добросовісно розслідувало кримінальне провадження щодо незаконного обвинувачення. Але і вони це провадження вже двічі закривали. Завтра (12.01.2021 р.)у Миколаївському апеляційному суді буде розглядатися скарга Чикіна на незаконне закриття справи відносно правоохоронців.

СИСТЕМА надійно себе захищає, а ми не повинні спостерігати за цим крізь пальці, щоб до подібної ситуації з незаконним обвинуваченням не потрапили ваші друзі, знайомі, родичі або ви особисто. Як кажуть, злочину без покарання не буває. А ми ще повинні довести таку аксіому щодо посадового злочину, –написав Ігор Блошко на сторінці у «Фейсбуці».


 

Оставить комментарий

Your email address will not be published.