Недетский скандал: воспитанницу школы-интерната насильно лишили ребёнка

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Директриса заставляла забеременевших учениц делать аборты, чтобы сохранить репутацию интерната…

«16-летняя ученица Березковской школы-интерната I-III степени забеременела и оказалась в изоляторе заведения, где принудительно принимала абортивные медицинские препараты, – сообщил в «Фейсбуке» эксперт Офиса уполномоченного Президента Украины по правам ребенка Павел Шульга. – Затем она попала в больницу в Кривом Озере, куда ее привезли уже на операцию (процедуру по прерыванию беременности). Как выяснилось, руководство интерната, не предупредив о происходящем Службу по делам детей, оказывало давление на воспитанницу, которая хотела сохранить ребенка. Ее в течение нескольких дней кормили абортивными препаратами. На мой вопрос, почему даже не рассматривался вопрос о сохранении жизни ребенка, ответа не последовало».

«Моя подруга говорила директору, что хочет оставить ребёнка»

– Сложно представить психологическое состояние ученицы, которой пришлось все это пережить, – рассказал «ФАКТАМ» Павел Шульга. – Она запугана и подавлена. Об этой ситуации нам стало известно благодаря друзьям девушки, которые, когда она уже была в изоляторе (здание находится на территории интерната), сообщили о происходящем знакомому волонтеру.

Когда я приехал в интернат, уже имея на руках документальные подтверждения того, что произошло, директор пыталась изолировать от меня других воспитанников. Очевидно, чтобы я больше ни с кем не смог пообщаться. Тем не менее, еще во дворе ко мне успели подойти две ученицы, одна из которых рассказала, что ее тоже заставили сделать аборт. Они сообщили, что в интернате это обычная практика. Ученицы часто пытаются сбежать оттуда. Для того чтобы попасть в ближайшее село, нужно переплыть реку – и уже не раз беглянки едва не тонули в той реке.

Я спросил у директора интерната, почему она, отправляя 16-летнюю ученицу на аборт, даже не поставила об этом в известность Службу по делам детей. Та опустила глаза: «Не знаю. Не могу ответить». А одна из ее заместителей заявила: «Ну и куда бы эта девочка в свои 16 лет пошла бы с этим ребенком?».

Руководителям интерната даже в голову не приходит, что это не им решать и ученицы должно быть право выбора. Директор уверяла, что подобный случай якобы произошел в их учреждении впервые. Но у меня есть много свидетельств, подтверждающих, что это не так. Я сразу же сообщил о происходящем в Березковской школе-интернате в правоохранительные органы и добьюсь, чтобы виновные понесли наказание.

– Ее действительно заставили сделать аборт, – рассказала 17-летняя подруга пострадавшей воспитанницы, которая учится в этом же интернате. – Когда администрация интерната обо всем узнала, она была на седьмой неделе беременности. И говорила директору, что хочет оставить ребенка. Что отец ребенка (ему 15 лет, он тоже из нашего интерната) тоже этого хочет, и что его мама пообещала помогать им. Но ее забрали в изолятор и там дали выпить таблетку.

– Мне дали таблетку и сказали, что все будет хорошо, что она никак мне не повредит, – рассказала в эфире программы «Касается каждого» пострадавшая ученица. – Я ее выпила. Потом вечером я сказала директору, что не буду делать аборт. А утром пришла ее заместитель и сказала: «Поехали в больницу». «Я не буду», – говорю. А она мне: «Уже поздно. Плод замер. Ты его родишь или мертвым, или без ноги, или без руки. Или у тебя начнет гнить матка – и ты умрешь».

– При этом второй раз ей УЗИ не делали и не проверяли, действительно ли плод мертв, – говорит подруга пострадавшей. – Ее так запугали, что в больнице она подписала бумаги (это было согласие на дальнейшие процедуры). Потом у нее забрали телефон и планшет, и несколько дней у нас с ней вообще не было связи.

У подруги сохранилась переписка с пострадавшей ученицей. Они переписывались в тот момент, когда беременная воспитанница интерната еще была в изоляторе. Она писала, что руководство интерната давит на нее по поводу аборта.

«У меня такое чувство, что мой ребенок чувствует, что скоро умрет, – писала ученица. – Мне очень плохо, я долго не выдержу. Уже не знаю, что мне им говорить… Они все время спрашивают, где я буду брать деньги… Передай М. (отец ребенка. – Авт.), что я его сильно люблю… Мне очень плохо».

«Есть воспитатели, которые спят с ученицами, и все об этом знают»

«ФАКТЫ» нашли подтверждение словам Павла Шульги о том, что в Березковском интернате это уже не первый случай принудительного аборта. Об этом рассказала 18-летняя выпускница интерната Снежана, с которой произошла похожая история:

– Со мной это случилось прошлой весной. Мне в тот момент было 17 лет. Я сама рассказала о беременности директрисе. Она безапелляционно заявила, что ребенок мне не нужен. Что я «умная девочка и должна учиться», что у меня не будет денег на то, чтобы ребенка содержать. Директор настаивала на аборте и не предлагала никаких других вариантов. А мне больше не к кому было обратиться… Я не хотела убивать этого ребенка. Но директор настаивала.

В отчаянии я взяла таблетки, которые директор заставляла меня выпить, а вместе с ними лезвие и пошла в сад. Мне не хотелось жить, я едва не перерезала себе вены… Меня остановила подружка. Она отговорила меня от суицида, но в ситуации с беременностью ничем не могла помочь.

Пришлось выпить эти таблетки. Медсестра контролировала, чтобы я их проглотила. После этого было очень плохо, и меня на неделю положили в изолятор. Директор сказала подписать какую-то бумажку и предупредила, что никто не должен об этом знать. При этом, когда я лежала в изоляторе, медперсонал и руководство интерната всем своим видом показывали, как они теперь меня презирают. Один воспитатель прямо заявил, что «со мной теперь все ясно» и я «буду проституткой».

Такое здесь произошло не только со мной. Думаю, что директриса заставляет забеременевших учениц делать аборты в первую очередь для того, чтобы сохранить безупречную репутацию интерната. Пытается показать, что в этом заведении все идеально. Хотя чего здесь только не происходит!

Есть воспитатели, которые спят с ученицами, и все об этом знают. Например, один из воспитателей начал заниматься сексом с моей одноклассницей, когда той было 14 лет. Он особо это и не скрывал, а она с гордостью всем рассказывала, что у нее есть такой взрослый любовник. Этот же воспитатель привозил детям сигареты, алкоголь.

Еще один воспитатель тоже спал с девочкой из нашего интерната. А когда об этом узнала его жена, он эту девочку избил…

«У большинства детей, живущих в интернате, нет родителей»

– В интернате процветает дедовщина, есть и гомосексуализм, – продолжает Снежана. – Когда старшие мальчики заставляют младших ласкать их в определенных местах… И есть те, кто, несмотря на это, все равно любят интернат. У большинства детей, которые там живут, нет родителей, и ту же директрису они воспринимают чуть ли не как мать. Другой жизни они не видели. Я понимала, что все это ненормально, и дважды пыталась из интерната сбежать. Но меня находили, избивали и потом еще месяц заставляли мыть туалеты.

О страшных вещах, которые творятся в учебном заведении, рассказала и бывшая сотрудница Оксана:

– К сожалению, принудительные аборты в изоляторе – это обычная практика. На моей памяти было много таких случаев, и никто даже не спрашивал, хочет ученица сохранить ребенка или нет. Иногда после абортивных таблеток воспитанницам было настолько плохо, что они несколько дней не могли встать. Директор как-то сказала, что покупает таблетки за свои деньги…

В этом учебном заведении происходили и другие вопиющие вещи. Например, я не раз видела, как одиннадцатиклассниц, явно нетрезвых, привозили в интернат на полицейской машине. Нянечки рассказывали, что их «возили на гулянку». Иногда сотрудники полиции звонят и просят привезти к ним в сауну девочек. И руководство интерната соглашается. Потом этих девочек привозят назад и помещают в изолятор, где дают им таблетки от похмелья. Одна из этих девочек как-то сама мне сказала, что интернат таким образом «на ней зарабатывает». Для таких целей чаще всего отбирали девочек-сирот (ведь в интернате есть и те, чьи родители живы и не лишены родительских прав). Бывало и так, что полицейские сами приезжали в интернат и оставались на ночь…

А избиения здесь и вовсе были привычным делом. Особенно доставалось детям, которые пытались убежать – воспитатели били их кулаками. Большинство воспитателей живут на территории заведения в специальных домиках для учителей. У них огороды, домашнее хозяйство. И работают на этих участках воспитанники. Многие такой возможности даже рады, потому что могут получить за это 20 гривен и купить себе сигарет. Помню, как одного больного мальчика заставляли вывозить навоз, и у него случился приступ эпилепсии…

Нас, нянечек, тоже заставляли делать то, что не входило в наши обязанности. Например, по документам ремонт в интернате делала ремонтная бригада, а на самом деле – мы. Однажды во время покраски стен на 40-градусной жаре мне стало плохо, и я сказала, что больше не буду этого делать.

Директору мой протест не понравился, но она не могла найти повод, чтобы меня уволить. Я обратилась в прокуратуру и рассказала все, что мне было известно об этом интернате. Мне стали поступать анонимные угрозы: дескать, не боюсь ли я, что «мой дом может взлететь на воздух». Возможно, я бы и довела это дело до конца, но мне подвернулась другая работа и я уехала в другой город. А в интернате все осталось по-прежнему. Там, кстати, работает едва ли не вся семья директрисы – ее муж, дочки, зятья.

Что могут ответить на эти обвинения в администрации интерната? «ФАКТЫ» больше недели пытались связаться с директором и ее заместителями, но бесполезно. После того как в СМИ разразился скандал с абортом 16-летней воспитанницы, ни один из телефонов учебного заведения не отвечает. Не реагируют там и на официальные запросы. Территория интерната закрыта, и журналистов туда не пускают.

Нашим коллегам из программы «Касается каждого» удалось поговорить с одним из воспитателей Александром Бондаренко. Мужчина явно нервничал и зачем-то снимал разговор с журналистами на камеру мобильного телефона.

– Ребенка ни к чему не принуждали, – сказал Александр Бондаренко, комментируя ситуацию с абортом. – Ей объяснили… И решение было исполнено немедленно, потому что у нее срок был уже семь недель, а только до восьми недель можно сделать это медикаментозно, без вмешательства врача. Решение было принято потому, что никто не знал и не стал бы на это место и не задумался бы, кто бы помог этим детям… Ученику 15 лет, ученице 16. Сейчас люди пишут: «Она бы родила, мы бы ей помогли». Да у нас в селе через каждую хату те, кому нужна помощь, и что? Нет никакой помощи.

Мы все же надеемся, что директор интерната выйдет на связь с редакцией «ФАКТОВ» и прокомментирует слова бывшей воспитанницы и бывшей сотрудницы учебного заведения. Тем временем исполняющая обязанности директора Департамента образования Николаевской ОГА Наталия Сокульская заявила, что случай с принуждением к аборту 16-летней ученицы будет расследовать специальная комиссия, а сама воспитанница сейчас находится в центре социально-психологической реабилитации. В полиции открыли уголовное производство по статье «Ненадлежащее исполнение обязанностей сотрудниками интерната».

– К сожалению, аборты в интернатах в нашей стране являются едва ли не традицией, и это всегда скрывалось, – прокомментировала ситуацию на ток-шоу «Касается каждого» эксперт по правам ребенка Людмила Волынец. – В этом, увы, нет ничего нового. Новое здесь только то, что впервые воспитанники не побоялись об этом сказать вслух. Но, к сожалению, нет никакой гарантии, что прямо сейчас в каком-то другом интернате точно так же не принуждают очередную беременную ученицу принимать абортивные таблетки. Особенно это распространено в учреждениях, где учатся сироты или дети, которые годами не видят своих родителей.

Чтобы руководство за подобные вещи действительно можно было привлечь к ответственности, необходимо на уровне Кабинета Министров разработать протокол с четко прописанным алгоритмом действий – что должны делать сотрудники интерната, если выясняется, что несовершеннолетняя воспитанница беременна. Например, сообщить об этом ее родителям, в Службу по делам детей и т. д.

По словам Людмилы Волынец, если будет существовать такой протокол, то и привлечь к ответственности руководителей интернатов, практикующих тайные принудительные аборты, будет легче.

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

Your email address will not be published.