300 долларов за… двухэтажную дачу

Загородные участки становятся востребованным товаром. Но, как убедился журналист «РП», большинство сделок совершается «под ковром» и безнаказанно.

«Второе дыхание»

В 90-х годах великое множество николаевских организаций на бесперспективных землях получило загородные наделы под дачные участки для своих работников. К слову, между дачами и садовыми участками, которые в обиходе тоже называют «дачами», есть принципиальная разница: под дачный домик и его обслуживание выделялись земли персонифицированно, в индивидуальном порядке, из рекреационных запасов, а под ведение индивидуального садоводства, виноградарства, выращивание огурцов и помидоров шла земля сельскохозяйственного назначения. В юридическом плане целевые назначения участков – две большие разницы, как говорят в Одессе.

В те времена истосковавшиеся по физтруду на свежем воздухе, уставшие от этажей николаевцы демонстрировали неслыханный энтузиазм в освоении целинных земель, битвах с сорняками, колорадскими жуками, другими садово-огородными вредителями. Но постепенно, в силу множества причин, дачный энтузиазм иссяк, а потом и вовсе сошел на нет: лишь ничтожный процент дачников остался верен своим четырем соткам.

Но люди, читающие газеты, с некоторых пор усекли: умирающие дачные массивы, особенно поблизости к городу (где проходит газ, есть скважина, электричество), с новым витком развития земельного рынка обретут новое дыхание: это довольно выгодная инвестиция. Специалисты прогнозируют, что в ближайшее время обеспеченные люди будут заселять пригороды. И причиной тому не гадкая экология города (хотя это немаловажно) мы устали от этажей и все чаще задумываемся над тем, что у человека должен быть собственный дом на земле, где росли бы дети, рождались внуки, куда хотелось бы возвращаться снова и снова. Не крошечная ячейка в безликой высотке, а собственный дом с особым воздухом, самобытной атмосферой, с огнем в камине, вечерним чаепитием на светлой веранде, мангалом на праздники, цветочной клумбой… Грядущие новшества меняют не только стоимость земли, но и отношение к ней.

Менее состоятельные люди, в основном предпенсионно-преклонного возраста, поднявшие детей и внуков, небогатая женатая молодежь также усматривают в ПМЖ на дачах приемлемый вариант расширения жилищного метража. Кроме того, если раньше живой интерес к дачным участкам проявляли в основном бомжи и воры, то сейчас на них положили глаз и предприимчивые бизнесмены, в стремлении скупить по дешевке участки, приватизировать землю, перепрофилировать ее назначение под индивидуальное жилищное строительство с правом прописки, а потом перепродать всю это втридорога.

Поэтому не удивительно, что на рынке недвижимости земельный бум существенно отразился на стоимости дач. Заброшенный участок уже не купить за копейки, как это было несколько лет назад: цена подскочила на порядок и выше. Хотя с каждым месяцем (даже не годом!) бесхозной землицы становится меньше, особых сложностей в приобретении брошенных соток пока нет: главенствующим в успехе сделки является благосклонность председателя садоводческого товарищества и наличие у покупателя денег. В случае, если земля, на которой нет строения, годами не обрабатывалась и на нее нет приватизационного акта, забрать ее согласно уставу садово-виноградного товарищества проще пареной репы: стоит лишь уплатить вступительный взнос и погасить накопившиеся долги. Председатель является бесценным посредником и в случае, если на заброшенный участок имеются приватизационные документы, а хозяин в силу разных причин не может заниматься столь хлопотным делом, поскольку решает задачи гораздо важнее, и рад был бы кому-то сбагрить головную боль с продажей дачи. Кому, как не председателю, лучше известно, что представляют собой хозяева, где и каким образом их можно найти, о какой сумме вести речь? Руководство садовых товариществ или кооперативов наработало в этом деле достаточный опыт, связи и знакомства в местных органах власти: акт на землю при их посредничестве можно получить гораздо быстрее, сэкономив нервные клетки на отношениях с чиновниками.

Но можно ли продать дачный участок помимо воли хозяина, у которого имеется на эту землю приватизационный акт? Увы, и такое, оказывается, можно!

«Я была в шоке, когда узнала, что дача моя продана…»

Новость о том, что земельный участок в садовом товариществе «Солнечный Берег», на котором возвышается двухэтажное строение будущего дома, вот уже два года как продан Наталье Костевой за 300 долларов, ошеломила Надежду Акимову.

– Согласия на продажу участка я никому не давала. С какой стати мне продавать свою дачу за столь смехотворную сумму? – недоумевает Надежда Ивановна, обратившаяся в редакцию «РП». – Помогите восстановить справедливость и вернуть мою собственность, положенную по закону…

И взволнованная женщина рассказала нехитрую историю «продажи» дачи.

В конце декабря 2011 года ей был выделен садовый участок площадью 4 сотки. Когда администрации дачных товариществ в массовом порядке занялись организацией оформления персонифицированных госактов на землю, Акимовой, как и другим членам товарищества, тоже был выдан этот документ. В книге записей госактов он числится под номером 181. Вот только в руки к Надежде Ивановне он так и не попал.

– Несмотря на то, что государственный акт на землю был выписан на мое имя еще 19 апреля 2013 года, я так его и не смогла получить. Председатель садового товарищества Николай Тафтай, несмотря на мои неоднократные просьбы отдать документ, всячески изворачивался, врал, находил любые поводы, но акт не выдал. С Натальей Костевой мы знакомы шапочно: в начале весны ее привела член садового товарищества Нина Юрчук. Завязался разговор, и Костева попросила дать ей в пользование на несколько лет участок, якобы для размещения пчелиных ульев. За эту услугу она будет оплачивать за меня членские взносы. Тафтай был не против такого варианта, но попросил, якобы для того, чтобы Костева могла вносить в кассу товарищества деньги, пользоваться водой для полива и электричеством, чтобы я написала формальное заявление об исключении меня из членов товарищества в связи с продажей дачи. Я согласилась: здоровье стало ухудшаться, а за дачей надо было ухаживать. Но, как потом выяснилось, председатель попросту обманул меня. В мае нынешнего года, устав напоминать, я уже в письменной форме обратилась к Николаю Тафтаю с требованием выдать мне на руки государственный акт. Но председатель заявил категорически: мое письмо он регистрировать не будет, рассматривать тоже, поскольку я уже не являюсь членом товарищества. Что касается акта, то он не помнит, куда он подевался, возможно, этот документ мне уже выдали на руки… Журнал регистрации, где я, по идее, должна расписаться, мне показать отказались. Тогда же от председателя я узнала, что уже не являюсь и собственницей своего земельного участка, поскольку им владеет на правах частной собственности гражданка Наталья Костева: она получила государственный акт на свое имя. В ответ на мой вопрос, как такое могло случиться, Тафтай грубо обозвал меня и демонстративно удалился. Никаких 300 долларов ни от кого я не получала и дачный участок никому не собиралась продавать. Разве я похожа на сумасшедшего человека?..

Для объективности журналистского расследования мы попросили Надежду Ивановну свозить журналиста на спорную дачу, чтобы встретиться там с её оппонентами.

«Она спрятала 300 долларов в бюстгальтер и сказала: «Теперь я пущу их в бизнес…»

– Да лжет она все! Ни о какой аренде и речи не шло! – возмутилась Наталья Костева. – Акимова при свидетелях продала мне свой дачный участок за триста долларов, которые сразу же положила в бюстгальтер и заявила: «Теперь я пущу их в бизнес». Сейчас она пытается признать продажу незаконной, потому что дачи резко поднялись в цене. Но ни я, ни моя семья здесь ни при чем, ведь должны же быть какие-то морально-нравственные ценности, какая-то ответственность за свои поступки! Акт на землю Надежду Ивановну никогда не интересовал, тем более, за ней числился большой долг по членским взносам. Мне же Акимова сказала так: «Гаси мои долги, забирай у председателя акт и можешь оформлять документы на приватизацию», что я и сделала. Сдала акт на имя Акимовой и другие необходимые документы в Витовский районный земельный отдел и два года назад переоформила государственный акт на свое имя. Он, как и положено, прошел регистрацию, это документ подлинный. Честно говоря, для меня 300 долларов большой роли не играют, и мы могли бы безболезненно вернуть Акимовой дачный участок, но здесь дело принципа: если уж продала участок, к чему эти нечистоплотные игры?

Чиновничья глупость или меркантильный интерес?

Четыре сотки с недостроенным двухэтажным домом заросли сорняками: новая хозяйка, похоже, здесь не бывает, дача заброшена.

– Вот как «нахозяйничали» здесь за два года, – разволновалась Надежда Ивановна, касаясь руками засохших веток и бурьянов в человеческий рост. – Эти деревья я собственными руками сажала, поливала, а теперь вот смотрите, что делается – гибнут от вредителей и болезней. Вот здесь лежало полторы тысячи штук керамического кирпича и камня-ракушняка, теперь ничего нет, куда-то подевалось ограждение, разрушены и разворованы дорожки, разбита металлическая будка для хранения сельхозинвентаря, из-за разрушения отмостки дачный домик дал трещину…

Женщина с трудом передвигалась по участку: на нервной почве обострился диабет, к тому же стали болеть ноги и перестают слушаться. Словом, одно к одному…

Честно говоря, не было причин не верить ни Надежде Акимовой, ни Наталье Костевой. Показалось, обе они были искренними и говорили правду, хотя понятно, что двух одинаковых правд не бывает. Как не должно быть в природе двух действующих приватизационных государственных актов на один и тот же клочок земли.

К сожалению, председатель СВТ «Солнечный Берег» Николай Тафтай категорически отказался от встречи, сославшись на занятость. Очевидно, у Николая Петровича на то имелись веские причины. Как, к примеру, он смог бы объяснить логику своего поведения, если она идет вразрез с нормами действующего законодательства: чужой акт на землю председатель садового товарищества почему-то хранил в собственном сейфе, на руки его не выдал, как это положено. Глубже в лес, больше дров: допустим, если это даже и была сделка купли-продажи, вместо того, чтобы Костеву и Акимову сориентировать на поход к нотариусу, председатель почему-то стряпает справку с мокрой печатью на получение Костевой нового государственного акта, хотя, как человек взрослый, понимает: этот путь незаконный. Изобретая такой документ, думается, он понимал, что вводит в заблуждение вертикаль власти, но на нарушения пошел. Почему?

Увы, с журналистом не пожелало встретиться и руководство районного отдела ГУ Госгеокадастра в Николаевской области, специалисты которого готовили на заказ Костевой техническую документацию. Возможно, они прояснили бы ситуацию, каким образом можно получить на один и тот же участок несколько государственных актов. Думается, редакция все же получит ответ на этот вопрос от руководителя столь солидного и уважаемого государственного предприятия.

И еще. Ради спортивного интереса хотелось бы знать более подробные условия размещения заказов в этой службе, таксу, сроки и фамилии тех отважных чиновников, которым удается с такой легкостью и так безнаказанно стряпать подложные документы. Ведь в государственный акт Натальи Костевой вписано несуществующее основание для его выдачи: распоряжение райисполкома от 14 февраля 2018 года. Такой документ двухлетней давности действительно есть, но в списках людей, которым официально выделены земельные наделы для ведения садоводства, фамилия гражданки Костевой не значится. А значит, государственный акт кем-то сфальсифицирован. Кем?

Надежда Акимова написала жалобу в прокуратуру и надеется, что эта государственная структура расставит все точки над «і», примет справедливое решение и не упустит из виду чиновников, сфальсифицировавших документы. Ведь инцидент с Акимовой и Костевой отнюдь не частный случай, а лишь один из примеров «деятельности» чиновников, злоупотребляющих своими должностями. Поэтому в этой истории мы пока ставим многоточие…

Татьяна ФАБРИКОВА

Добавить комментарий