Адвокат на миллион

Если у вас неожиданно возникли проблемы с полицией, то вы, конечно, можете рассчитывать на помощь «бесплатного» адвоката от государства, но не факт, что это вам поможет. Как показало расследование Центра, среди условно бесплатных адвокатов нередко встречаются защитники, легко закрывающие глаза на этические нормы, и даже такие, которые больше сотрудничают с полицией, чем с клиентом. В итоге это не только не помогает разрешать возникающие правовые проблемы, а только их усугубляет. И зарабатывают такие адвокаты миллионы.

Преступник поневоле

Для десантника Романа Зубенко жизнь навсегда разделилась на две части: все, что было до тюрьмы, и, то, что происходит сейчас, – в местах заключения.

В первой части были детство, учеба в военном вузе, увольнение из армии, работа в школе, женитьба, ребенок, развод, война на Донбассе, а после – арест и суд. Во второй – прозябание в местах лишения свободы и надежда на условно-досрочное освобождение.

В тюрьму Зубенко попал из-за войны. Началось все в августе 2014-го,когда его родная 79-ка с боями выходила из окружения, в которое попала вблизи границы с Россией. Роман тогда служил водителем БТРа и навсегда запомнил события того времени.

– Было страшно. Когда ты видишь, как гибнут те, с кем еще вчера делился куском хлеба и глотком воды, а тут раз – и их уже нет, – такое никого не оставит равнодушным. При этом прекрасно понимаешь, что подобное может случиться в любой момент с тобой и это только усиливает состояние, когда ты не совсем отдаешь отчет своим поступкам, – говорит десантник.

Роман вспоминает, что выходили тяжело, под обстрелом вражеских гаубиц. Тогда возле машины, которая шла в колонне перед его автомобилем, разорвался снаряд и там сдетонировали боеприпасы. Почти все, кто в ней ехали, погибли. Техника загорелась. Зубенко бросился вытаскивать единственного уцелевшего бойца, которому оторвало обе ноги, и тут снова раздался взрыв. Романа контузило, на нем загорелась форма. Потом оказалось, что он получил ожог 15 процентов своего тела, хотя товарища спасти так и не удалось.

Роман Зубенко раскаивается в содеянном, но при этом убежден, что в армии он принес бы больше пользы стране, чем за решеткой.

А потом случилось то, что впоследствии и привело его к заключению. На захваченном в бою блок-посту сепаратистов Зубенко набрел на небольшой арсенал оружия и боеприпасов: гранатометы, патроны, гранаты, которые он взял с собой. Тогда это выглядело логично – неизвестно, сколько еще выходить из окружения, поэтому в условиях полной изоляции и оторванности от баз это «добро» могло спасти десантникам жизнь.

Но когда вырвались из окружения, вражеские трофеи Зубенко не сдал, а отнес домой.

– Даже не могу рационально объяснить, зачем я это сделал. Помню только свое необычное состояние – пройдя через тот ад, решил, что должен всегда иметь под рукой оружие, чтобы было чем защитить семью, – поясняет десантник.

А дальше случилось то, что должно было рано или поздно произойти: Зубенко остановили работники полиции и показали ордер на обыск его квартиры. Десантник не стал отрицать, что хранит в доме запрещенные законом вещи, и показал, где они находятся.

Когда про этику можно забыть

Адвокат Ирина Вдовиченко, которая дежурила в тот день в Региональном центре бесплатной правовой помощи, получила от дежурного поручение и приехала с ним в Заводский райотдел полиции. Поручение было выписано на оказание правовой помощи Роману Зубенко до вынесения судом решения о мере пресечения. Через два дня судья изменил меру пресечения: теперь Зубенко был на свободе, и только ночью должен был находиться в собственном жилище.

После вынесения судьей решения произошло то, что стороны этой ситуации объясняют по-разному. Так, десантник Зубенко говорит, что адвокат Ирина Вдовиченко предложила ему свои услуги, только теперь как обычный адвокат – на договорной основе, то есть за деньги. И сообщила адрес своего адвокатского бюро.

Но адвокат Ирина Вдовиченко, к которой Центр обратился за комментарием, категорически отрицает, что предлагала свои услуги как платный адвокат.

– Я Зубенко свои услуги защитника не предлагала. Он сам ко мне обратился через два месяца, – безапелляционно заявила она Центру.

Ирина Вдовиченко убеждена, что ничего не нарушала, а сделала для своего подзащитного все что могла.

Тем не менее, десантник заключил с адвокатом Вдовиченко договор, уплатив сначала аванс, а потом и всю сумму. Но как показало время, Зубенко помощь адвоката не помогла. Суд первой инстанции присудил ему шесть лет лишения свободы, апелляция «скостила» этот срок до трех лет. В апреле этого года бывшего военнослужащего (Зубенко уволили из ВСУ) отправили отбывать наказание в колонию. Дома он оставил пятнадцатилетнего сына, который жил с ним, и жену. Общаясь накануне отправки с Центром, Зубенко говорил, что убежден – большая толика в таком суровом приговоре – ошибочная линия защиты, избранная его защитником.

– Адвокат сказала мне все время придерживаться статьи 63, позволяющей ничего не говорить на суде. В итоге я ничего не пояснил суду, как и при каких обстоятельствах у меня появились эти оружие и боеприпасы. Не объяснил, почему я их взял и, вынося свой вердикт, судья обратил на это особое внимание. В приговоре сказано, что суд критически относится к моему раскаянию, так как на суде я отказался что-либо пояснять, – говорит Зубенко.

В этой ситуации примечательно то, что в действиях адвоката Ирины Вдовиченко просматриваются нарушения норм адвокатской этики. Статья 41 этого документа гласит: «…Побуждения адвокатом лица (третьих лиц в интересах этого лица), которому он оказывает бесплатную правовую помощь, на заключение договора в этом производстве … – запрещается. Адвокату, который осуществлял (осуществляет) защиту клиента по поручению органа (учреждения), уполномоченного законом на предоставление бесплатной правовой помощи, запрещается заключать договор на оказание профессиональной юридической (правовой) помощи этому же клиенту в этом производстве».

Роман Зубенко пожаловался на действия адвоката Ирины Вдовиченко в Региональный центр БВПП в Николаевской области, но там нарушений со стороны защитника не увидели. Возможно, потому, что Ирина Вдовиченко некоторое время работала в Николаевской областной коллегии адвокатов. Ее тетя длительное время была судьей апелляционного суда.

Ударники адвокатского труда

Региональные центры бесплатной вторичной правовой помощи (БВПП), которые есть в каждом областном центре, предоставляют адвокатов всем без исключения гражданам, которых задерживает полиция. На последующих этапах (досудебного следствия и суда), если подозреваемые в совершении преступления хотят воспользоваться услугами своих адвокатов (на договорной основе), правом пользоваться услугами защитников, предоставленных государством, они лишаются. Но если у человека нет средств – государство гарантирует ему адвоката. Следует подчеркнуть, что государство предоставляет услуги защитников не только в уголовных процессах. Украинцы могут бесплатно воспользоваться услугами юристов таких центров и в гражданских спорах, но сделать это может ограниченный круг граждан: малоимущие, пенсионеры, несовершеннолетние, переселенцы и участники АТО/ООС.

Кто же такой «бесплатный» адвокат? Это обычный адвокат, который заключил договор с Региональным центром БВПП на предоставление своих услуг по защите граждан. За эту работу с ним расплачивается государство. Система работает так: в РЦ БВПП ежедневно дежурят порядка 10-12 адвокатов, которые охватывают все районы области. Когда правоохранители задерживают граждан по подозрению в совершении преступления, они немедленно обязаны сообщить об этом в центр, который выдает дежурному адвокату поручение. С ним защитник на протяжении часа обязан явиться в райотдел полиции, куда был доставлен задержанный. Поручение может выдаваться на короткий срок, так называемое отдельное процессуальное действие, а может и на длительный, когда адвокат защищает интересы подзащитного в суде. От количества выполненных поручений и их сложности зависит оплата адвоката.

Бытует мнение, что государство мало платит «своим» адвокатам, поэтому те не слишком стараются защищать своих подзащитных. Центр журналистских расследований решил выяснить: так ли это на самом деле? Для этого мы проанализировали ведомости, которые есть в открытом доступе, а также данные электронной системы государственных платежей Е‑дата. Неожиданно для себя мы обнаружили, что информация о низкой оплате адвокатов, которые сотрудничают с системой БВПП, не совсем соответствует действительности. Более того, среди некоторых защитников мы нашли таких, которые зарабатывают очень солидные гонорары.

Так, из 106 адвокатов, с которыми у РЦ БВПП (и трех других местных центров БВПП) заключены договора на оказание правовых услуг жителям области, в первую пятерку по доходам входят: Анатолий и Андрей Вишневские, Вадим Матвеев, Роман Свидзинский и Михаил Дорошенко. Первые двое – отец и сын, работающие на адвокатской ниве в Вознесенске. Остальные три защитника – жители Николаева. Анатолий Вишневский – безусловный лидер этой пятерки. За последние два года и пять месяцев ему удалось заработать 1,51 млн грн; его сын – Андрей Вишневский – 1, 08 млн грн; Вадим Матвеев заработал 1,18 млн грн, Роман Свидзинский – 765 тыс. грн и Михаил Дорошенко – 648 тыс. грн.

Больше поручений – выше доход

Центр заинтересовался, в чем же состоит секрет успеха наиболее оплачиваемых адвокатов? Ведь их коллеги, также сотрудничающие с государственными центрами БВПП, заработали значительно меньшие суммы. В среднем за этот же период они составляли от 150 до 350 тыс. грн. Более того, далеко не все адвокаты, которые работают только на себя, могут похвастаться такими высокими заработками, как некоторые защитники от государства.

Так, по данным сайта «Труд», средняя заработная плата украинских адвокатов составляет 15 тыс. грн в месяц, и то в самой высокооплачиваемой области – Днепропетровской, за которой с меньшими доходами следуют Киевская – порядка 11 тыс. грн и Запорожская с 7,2 тыс. грн.

Николаевский адвокат Вадим Матвеев (занявший второе место по заработанным средствам) пояснил причины своих столь высоких доходов так:

– В минувшем году я получил много средств за процессы, которые начались в предыдущие годы, а закончились только в 2019 году. За эти процессы мне были закрыты акты и выплачены деньги, – пояснил он.

Слова Матвеева подтверждаются данными ведомостей, которые есть в открытом доступе, согласно которым в 2019 году ему действительно было насчитано более 400 тыс. грн за предыдущие годы.

А что у других? Таких больших начислений за предыдущие годы ни у кого из них больше не было. Тогда журналисты Центра посмотрели на другой показатель работы адвокатов, сотрудничающих с системой БВПП, – количество поручений, полученных ими за последние два года и пять месяцев. Ведь за выполнение этих поручений и насчитываются потом средства. Зависимость прямая: чем больше полученных и выполненных поручений, тем выше начисления.

Оказалось, что за два года и пять месяцев Анатолий Вишневский получил 404, а его сын – 342 поручения, что составляет абсолютное первенство среди всех адвокатов, сотрудничающих с центрами БВПП Николаевской области. Остальные адвокаты из первой пятерки по доходам – Вадим Матвеев, Роман Свидзинский, Михаил Дорошенко – получили за это же время 178, 188 и 192 поручения соответственно. В среднем адвокаты получали за этот период 60-100 поручений.

Лучшая защита – сделка с прокурором

Чем больше поручений, тем больше дел, которые должен успеть изучить адвокат, чтобы защита была профессиональной и эффективной. А еще нужно успеть попасть в суды, которые находятся в разных районах Николаева и области, что также забирает уйму времени и сил. Возможна ли эффективная защита клиентов при высокой загруженности?

Чтобы узнать ответ на этот вопрос, Центр связался с Анатолием Вишневским. Мы попросили его поделиться секретами своей эффективности, но адвокат был немногословен:

– Просто работать надо. Я никогда не отказываюсь от поручений центров БВПП, которые мне предлагают. И это касается не только Вознесенска. Я активно езжу и по другим районам области. Трудовой день у меня начинается рано утром и заканчивается поздно вечером. При этом работаю без выходных и отпуска, – рассказал самый высокооплачиваемый адвокат в области в системе БВПП.

Тогда Центр решил поинтересоваться, насколько эффективно работает Анатолий Вишневский. Проанализировав судебные решения, в которых он принимал участие, мы обнаружили сотни приговоров по уголовным делам, в которых обвиняемый заключал сделку с прокурором о своей виновности. Кстати, в разговоре с журналистом Центра он также сообщил, что в ближайшее время у него готовятся три сделки о виновности с прокурором.

Сложилось мнение, что сделка обвиняемого с прокурором – это и есть основной и наиболее эффективный способ защиты, который предлагает своим клиентам адвокат Анатолий Вишневский.

Напомним, что сделка обвиняемого с прокурором о виновности – это норма, появившаяся в криминально-процессуальном кодексе с 2012 года. Она позволяет значительно сократить судебный процесс, если обвиняемый признает свою вину в обмен на смягчение приговора. Как говорят юристы, с которыми пообщался Центр, кроме безусловных плюсов (экономия времени и средств на процессе), такая сделка имеет и свои минусы. Например, когда обвиняемый, даже если вина его минимальна (а в некоторых случаях даже если невиновен), не хочет вместе с защитником бороться, доказывая свою правоту, и соглашается на условия прокурора. Или когда участник преступления, ради обретения свободы, намеренно преуменьшает свою роль в правонарушении, оговаривая подельников, не таких сговорчивых с обвинением.

Адвокатов, которые «помогают» обвиняемым быстро признать свою вину, очень «любят» следователи полиции и сотрудники прокуратуры. Ведь подобные защитники облегчают им проведение досудебного следствия, избавляя от необходимости искать доказательства вины сначала подозреваемого, а потом обвиняемого лица. А вот тех адвокатов, которые принципиально защищают своего клиента, правоохранители наоборот не жалуют.

Об этом хорошо знает вознесенский адвокат Петр Лукиянчин. Он также сотрудничает с центрами бесплатной правовой помощи, как и Анатолий Вишневский, но не имеет такого количества поручений, а соответственно и таких доходов.

Например, за два года и пять месяцев у него было всего 40 поручений от центров БВПП на защиту интересов граждан, а заработал он порядка 53 тысяч гривен. При этом Лукиянчин 26 лет проработал адвокатом (в отличие от Анатолия Вишневского, который работает адвокатом 12 лет), заработав репутацию принципиального и профессионального защитника.

Один из наиболее нашумевших процессов, в котором он принимал участие как адвокат центра БВПП, начался в 2016 году. Тогда он «вытянул» из тюрьмы сирийца Саеда Мохмуда, которого обвинили в убийстве собственной жены. Петр Лукиянчин доказал в суде, что следователь полиции сфальсифицировал доказательства виновности обвиняемого. Только после этого гражданина Сирии, просидевшего семь месяцев за решеткой, выпустили.

Но после того дела, говорит Лукиянчин, вознесенские полицейские делают все возможное, чтобы отговорить задержанных по подозрению в преступлении иметь с ним дело.

С этим непосредственно столкнулся житель Вознесенска Станислав Коренной, которого задержали в январе 2017 года в Вознесенске вместе с двумя товарищами по подозрению в совершении преступления по статьям 289 и 187.

– Когда меня задержали и полицейские узнали, что защищать меня от центра пришел адвокат Петр Лукиянчин, они начали активно отговаривать от услуг этого адвоката. Мол, знаем мы его – он плохой адвокат. Откажись от него, – вспоминает Коренной.

По словам мужчины, то же самое правоохранители советовали и его товарищу, призывая отказаться от другого адвоката центра БВПП, при этом настоятельно рекомендуя услуги Анатолия Вишневского.

Оба задержанных поступили так, как от них хотели полицейские, и отказались от услуг адвокатов, прибывших по поручению центра БВПП. Но Коренной по настоятельным рекомендациям родных потом все равно обратился к Петру Лукиянчину и заключил с ним договор о правовой защите. Его подельник же воспользовался рекомендациями правоохранителей и обратился к Вишневскому, который через какое-то время оформил договор о его виновности с прокурором.

Центр обратился к вознесенским полицейским, чтобы выяснить: действительно ли у них есть свои «любимчики» и «нелюбимчики» среди адвокатов, сотрудничающих с РЦ БВПП? Однако на момент выхода публикации ответа так и не получили.

Система БВПП требует реформирования

О ситуации, когда следователи полиции стараются иметь дело с определенными адвокатами, Центру рассказал и бывший начальник Второго местного центра БВПП Олег Антонец.

– Когда я работал в системе БВПП, мы столкнулись с тем, что следователи некоторых райотделов полиции вручали подозрения о совершении преступления именно в те дни, когда у нас дежурили определенные адвокаты. Было видно, что они имели график дежурства адвокатов центра и вовсю пользовались этим. Мы тогда поясняли полицейским, что такая практика недопустима, – рассказал юрист, работающий сейчас адвокатом.

Центр обратился с просьбой к руководству Регионального центра БВПП прокомментировать данную ситуацию. Но Евгений Мороховец, заместитель начальника РЦ БВПП в Николаевской области, сказал, что слышит о подобном впервые. Он подчеркнул, что адвокаты получают поручения исключительно в рамках своего дежурства:

– Наибольшее количество поручений от Центра имеют те адвокаты, кто согласен больше всего работать. Анатолий Вишневский заступает на дежурства раз в два дня, кроме того, он часто находится в резерве, никогда не отказываясь ехать защищать клиентов в другие районы, – пояснил столь большое количество поручений вознесенского адвоката заместитель руководителя структуры.

Мороховец считает, что на качество предоставляемых адвокатом услуг это не влияет. Но на просьбу продемонстрировать показатели качества работы первой пятерки адвокатов, заработавших за два с половиной года наибольшие средства, ответил отказом.

– Сразу дать Вам интересующую информацию не представляется возможным, потому что ее нужно долго искать, – пояснил он.

Тем не менее, вознесенские адвокаты Петр и Игорь Лукиянчины, сотрудничающие с центрами БВПП, рассказали другое. Мол, к своей работе относятся ответственно и от поручений центров тоже не отказываются. Вот только такого количества поручений, как отец и сын Вишневские, не имеют. И предполагают, что причина может заключаться в том, что эти адвокаты пользуются особой «популярностью» у полицейских следователей.

Эксперт ОО «Чесно. Фильтруй суд» юрист Иван Пятак говорит, что в своей адвокатской практике неоднократно сталкивался с фактами сотрудничества адвокатов БВПП и полиции.

– Это происходило, когда адвокат от государства появлялся в райотделе еще до того, как туда привозили задержанного, – отмечает Пятак.

Он убежден, что это является откровенным и неприкрытым фактом сотрудничества адвокатов системы БВПП и полиции. Качество предоставляемых адвокатами по поручению услуг также должно быть выше, чем есть сейчас.

– Бывало так, что, участвуя на первых порах в деле, адвокат, то ли из неосторожности, а то ли с умыслом, допускал такие просчеты и ошибки, что потом их было очень трудно исправить, – подчеркивает эксперт.

Он поясняет, что такое отношение к клиентам может быть связано с бывшими правоохранителями, которых довольно много среди адвокатов, сотрудничающих с центрами БВПП (Анатолий Вишневский, к примеру, бывший милиционер, отдавший службе в органах больше двадцати лет).

– Такие адвокаты почему-то быстро находят общий язык с правоохранителями и начинают действовать в унисон с обвинением. Начинают подписываться какие-то протоколы, где клиент сознается в том, чего не делал; или со стороны правоохранителей применяется давление, а адвокат никоим образом этому не препятствует, – добавляет Пятак.

Нонна Надич, адвокат и секретарь Комитета по защите прав адвокатов Национальной ассоциации адвокатов Украины, тоже убеждена, что система БВПП требует радикальных изменений.

– Статья 59 Конституции гарантирует, что государство обязано предоставлять правовую помощь тем гражданам, которые материально не могут ее себе обеспечить. Но это не значит, что такая услуга должна быть видимостью правовой помощи, ее имитацией. К сожалению, сейчас часто это выглядит именно так, – говорит Надич.

Адвокат добавляет, что неоднократно сталкивалась со случаями, когда защитники системы БВПП относились к выполнению своих задач формально. Что называется, «отбывали» свой номер. Впоследствии это влияло на ход досудебного расследования и даже на судебное решение.

– А ведь таким образом нарушается принцип справедливого правосудия, – заключает адвокат.

Несовершенное распределение поручений, несущее коррупционные риски, сотрудничество с правоохранителями, в ущерб интересам подзащитного, непрофессиональная и неэффективная защита клиента, отсутствие контроля качества предоставляемых услуг, раздутые штаты при невысоком качестве работы – вот неполный перечень «грехов» «бесплатных» адвокатов и системы БВПП в целом.

В этом честно признаются сами юристы, работающие в системе бесплатной правовой помощи, с которыми пообщался Центр. Активное обсуждение этих проблем можно встретить и в профильных группах в социальных сетях.

Но начнется ли реальное реформирование этой системы пока сказать трудно. Несмотря на претензии, которые выдвигают адвокатам бесплатной правовой помощи, руководство Регионального центра БВПП в Николаевской области пока никаких проблем в деятельности организации, кажется, не видит. Комментируя ситуацию с Романом Зубенко, которого защищала адвокат по поручению центра Ирина Вдовиченко, Евгений Мороховец никаких нарушений адвокатской этики с ее стороны не усмотрел. А значит и дальше она или другие адвокаты системы БВПП будут искать себе клиентов среди тех задержанных, кого защищали по поручению центров бесплатной правовой помощи.

Руководитель Мороховца – Наталия Гнатуша – складывается впечатление, что тоже всем довольна. О чем говорит хотя бы то, что времени на встречу с журналистом для серьезного разговора она так и не нашла. Видимо, работа центра Гнатушу вполне устраивает, как и ее киевское руководство, а значит, порочная практика адвокатов системы, о которой рассказал Центр, будет процветать.

Ярослав Чепурной, Центр журналистских расследований

Добавить комментарий