ЛОВУШКА ДЛЯ УЧИТЕЛЬНИЦЫ

Девять лет назад, въезжая с мужем и годовалым сыном в дом по улице Ватутина, учительница Оксана Пухарева даже предположить не могла, что попадёт в ловушку.

Деньги получили и расписались

Учительница одной из городских школ Оксана Пухарева пришла в редакцию, как в последнюю инстанцию справедливости. Она уже проиграла суд первой инстанции и областной апелляционный суд, теперь ей осталось уповать только на суд Верховный.

Все начиналось по-житейски просто. Так совпало, что небольшой, но вполне приличный домик общей площадью 44,5 квадратных метра по улице Ватутина, 196, пустовал, а семья Пухаревых в это время нуждалась в жилье. На основании договора найма жилого помещения, заключенного между владельцами этого дома, родными братом и сестрой Иваном Варценюком и Валентиной Кроленко, – в ноябре 2010 года семья Пухаревых со своими пожитками въехала на съемные квадратные метры.

Через полгода, как утверждают квартиранты, Варценюк с Кроленко предложили Пухаревым выкупить этот дом. Конечно же, те с радостью согласились, в связи с чем был заключен соответствующий договор. Но документов, подтверждающих право собственности на этот дом, у продавцов не оказалось (продаваемый дом официально был не оформлен). Хотя продавцы заверили покупателей, что огорчаться по этому поводу не стоит, – с документами все будет в порядке, дело только во времени.

Семья Пухаревых даже не сомневалась, что все именно так и будет: брат с сестрой, вроде, люди приличные, тем более, хорошие знакомые. И, чтобы окончательно скрепить обоюдный договор, в марте 2011 года Оксана Пухарева передала Валентине Кроленко под расписку, составленную Иваном Варценюком, 6000 американских долларов – на то время довольно приличную сумму. В расписке указано, за что получены эти деньги, – «за дом, находящийся по адресу: г. Николаев, улица Ватутина, 196». В ближайшем будущем продавцы обязались оформить заключенный договор купли-продажи в установленном законом порядке.

Но обещание свое, увы, так и не выполнили.

У дома – два хозяина

– Меня давно тревожило то, что бывшие хозяева дома умышленно затягивают оформление документов на проданный дом. Терпение мое лопнуло, и в начале октября 2018 года я обратилась в Корабельный райсуд города Николаева с исковым заявлением к Ивану Варценюку – о признании действительным договора купли-продажи дома по частной расписке и права собственности на недвижимое имущество, – рассказывает Оксана Пухарева. – Было открыто судебное производство, но по непонятным причинам иск в суде так и не был рассмотрен: судья в своем определении сослался на то, что я, как истец, по неизвестным причинам якобы не являлась на судебные заседания ни 31 июля, ни 6 августа, ни 2 октября. Эти обвинения более чем абсурдны: я не получила из суда ни одного извещения о времени и дате слушания дела, что является грубейшим нарушением ст. 74 Гражданского процессуального кодекса Украины. Этот факт подтвердила и прокуратура Корабельного района. Но спустя месяц тот же суд, рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску некой Ольги Воновой о выселении нашей семьи (с девятилетним ребенком) из дома, иск этот удовлетворил. Причем при вынесении решения суд, словно глумясь над нами, сослался на Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод; на Декларацию прав ребенка от 20 ноября 1959 года; на Европейскую конвенцию о правах детей от 25 января 1996 года; на Конституцию Украины; УК Украины, ЖК Украины и другие нормативные акты и на то, что якобы он в своем решении руководствовался принципами справедливости, добросовестности и «розумності» в соответствии со ст. 3 ГК Украины. Но уважаемый суд наверняка должен был знать, раз он ссылается на эти законы, что указанные декларации, конвенции и другие правовые документы в первую очередь защищают права и интересы ребенка. Увы!

Наш суд – самый гуманный суд в мире

О том, что у дома № 196 по улице Ватутина уже есть новые хозяева, свидетельствовал договор купли-продажи, оформленный 23 августа прошлого года. Согласно этому договору некая Ольга Вонова приобрела дом в собственность у Кроленко на основании решения Заводского районного суда города Николаева от 10 мая 2018 года. Это судебное решение узаконило право собственности Кроленко на дом.., который восемь лет назад приобрела семья Пухаревых. До мая 2018 года, как свидетельствуют документы, спорный дом на улице Ватутина своего полноправного юридического хозяина не имел, поэтому брат с сестрой распоряжались этим жильем, тем более торговали им, образно говоря, на птичьих правах.

Получилось, как в кино. Предыдущий хозяин, некий Валерий Куратов, в свое время, а точнее в сентябре 2000 года, продал этот дом Валентине Кроленко как неоконченное строение за 50 тысяч гривен. Реальная же его цена была на несколько десятков тысяч больше. Договор купли-продажи заключался по тому же сценарию – в простой письменной форме, без нотариального удостоверения. Спустя… восемнадцать лет, весной прошлого года, Куратов обратился в Заводский районный суд с иском о признании сделки купли-продажи дома № 196 по улице Ватутина недействительной и попросил суд устранить препятствия в пользовании домом. В свою очередь Кроленко обратилась со встречным иском к Куратову, якобы уклоняющемуся от нотариального удостоверения договора, пропустившему все сроки исковой давности, о признании сделки купли-продажи действительной и признании права собственности. Суд исковые требования Валентины Кроленко удовлетворил и признал ее собственницей дома № 196 по ул. Ватутина.

– Я считаю такое решение суда незаконным, безосновательным и необоснованным, – утверждает Оксана Пухарева. – Никто мне не смог объяснить, на каком основании это дело рассматривал Заводский районный суд: как свидетельствуют справки областного адресного бюро, ни истец, ни ответчик по этому делу в Николаевской области не зарегистрированы. Куратов живет в России, в Тюмени, Кроленко – в Николаеве на улице Чкалова, а спорное имущество находится в Корабельном районе. Как свидетельствует документ из Корабельной прокуратуры, этот спор в соответствии со ст. 109-110 ГПК Украины не подведомствен Заводскому райсуду. Выводы суда о том, что Кроленко живет в этом доме, владеет им и пользуется, не соответствуют действительности, поскольку в этом доме Кроленко не проживает с 2000 года. Я не могла обо всем этом рассказать суду, поскольку к участию в деле не была приобщена. Наши права на жилье и права моего малолетнего ребенка грубо попраны. Кроме того, рассмотрение дела в Заводском райсуде в период, когда Корабельный районный суд уже рассматривал мой иск, является не менее грубым нарушением ст. 201 ГПК Украины. А как воспринимать откровенную циничную ложь, которая ввела в заблуждение нотариуса, засвидетельствовавшего договор купли-продажи между Кроленко и Воновой? В договоре черным по белому сказано, что продавец свидетельствует: указанный жилой дом до этого времени никому другому не был продан, не подарен, в споре и под арестом не находится, каких-либо договоров для пользования домом с другими лицами не заключено… малолетние и несовершеннолетние лица не имеют прав на пользование указанным домом…

Кроме затрат, понесенныхна приобретение жилья, я понесла убытки на его содержание, погасила имевшуюся задолженность за электроэнергию и другие коммунальные платежи… Разве можно назвать решение суда о выселении нас из дома гуманным и справедливым?

Вон на улицу!

До последней минуты Пухаревы надеялись, что чудо произойдет и справедливость восторжествует. Но когда получили на руки постановление о принудительном выселении их из дома, все надежды рухнули.

Последней соломинкой стало письмо в прокуратуру Корабельного района: в своем заявлении Оксана Пухарева просила дать прокурорскую оценку мошенническим действиям Кроленко и Варценюка.

Отстраненно-витиеватый ответ прокуратуры Корабельного района особой надежды не вселил: «На основании изложенного, прокуратурой района усматриваются основания для представительства интересов несовершеннолетнего Пухарева В.Е. в суде путем обращения в Корабельный районный суд города Николаева с иском о признании договора купли-продажи, заключенного в ноябре 2000 года с гр. Варценюком И.В. и Кроленко В.В., действительным» (языком оригинала).

В отчаянии Пухарева обратилась в мэрию за помощью в предоставлении хоть какого-либо жилья:

– У меня нет родителей. Я работаю учителем вот уже 14 лет, воспитываю девятилетнего ребенка и на жилищном учете не состою. В этом просто не было необходимости – я даже подумать не могла, что люди, продавшие мне жилье, окажутся мошенниками, – не может сдержать слез Оксана Георгиевна. – Служба по делам детей администрации не защитила права моего ребенка: являясь представителем третьего лица в судебных дебатах, она самоустранилась, сославшись на рассмотрение дела судом. Исполнительная же служба отказалась приостановить исполнение решения суда до рассмотрения дела в Верховном Суде. На сегодняшний день, будучи учителем, я не могу найти защиту для своей семьи, своего ребенка и попросту выброшена на улицу.

Объективности ради следует признать, что семье несчастной учительницы с малолетним ребенком попытался помочь один местный предприниматель. Как рассказала Оксана Георгиевна, предложив ей комнату в общежитии на верхнем этаже, он, очевидно, был не в курсе, что на самом деле представляет это жилье. В коридоре восьмого этажа стоял устойчивый смрад от курева и перегара, но это не мешало вольготно чувствовать себя собутыльникам, живущим по соседству с предложенной им комнатой. От «удобств на коридоре» волосы вставали дыбом: отхожее место и кухня были не то чтобы в антисанитарном состоянии, ими нельзя было пользоваться. Нормальным людям здесь жить невозможно.

Даже будучи бездомной, Оксана Георгиевна отказалась от такого жилья.

И, наверное, правильно. Хотя бы из уважения к своему человеческому достоинству, к своей профессии.

Сегодня семья Пухаревых оказалась на улице.

Суду виднее?

Решение суда можно назвать обоснованным только в случае, если оно принято на основании полностью и всесторонне изученных фактов и обстоятельств. Удивляет другое: как наша николаевская Фемида, несмотря на завязанные глаза, умудряется принимать полярно противоположные решения по фактически идентичным судебным искам – в зависимости от того, где судят, кого судят и кто судит.

Думаю, в Николаеве найдется немало людей, которым довелось столкнуться с несправедливостью одной из ветвей власти – судебной. Реакция на подобное бывает очень бурной: от возмущенного негодования до горячего желания что-то изменить. Впрочем, потягаться с всесильной Фемидой хватает духу далеко не у всех.

Татьяна ФАБРИКОВА

One Comment on “ЛОВУШКА ДЛЯ УЧИТЕЛЬНИЦЫ”

  1. У судей в Верховном суде (без Украины) зарплата по 300-600 тыс. в месяц, они далеко сидят – в Киеве, в уютных и дорого обустроенных офисах суда. Поэтому поверье на слово – им наплевать, что семья осталась по злому року на улице. Понимаю, что пессимистично, но к сожалению это правда. Без слез сейчас читать “правову позицію суду” не возможно! Про то, что сейчас творится в местных судах – вообще молчу. Правосудие сейчас как русская рулетка… Справедливостью и не пахнет

Добавить комментарий для Читатель Отменить ответ