БИЗНЕС НА СМЕРТЯХ, или Как агенты наживаются на убитых горем гражданах

Сферу ритуальных услуг на прошлой неделе потряс громкий скандал: в Ирпене во время конфликта между сотрудниками двух ритуальных компаний произошла стрельба, в результате чего один человек получил ранения. Эта история заставляет задуматься – что же на самом деле творится в сфере ритуальных услуг? О чем молчат ее работники? И какие шокирующие тайны похоронных дел надежно скрыты от обывателей? Чтобы ответить на эти вопросы, корреспондент «РП» встретился с одним из николаевских ритуальных агентов, который решился нарушить «обет молчания», принятый у людей этой профессии, и описал, как на самом деле устроена анатомия похоронного дела. Оговоримся сразу – мы ни в чем не обвиняем конкретных работников скорбного бизнеса. Но кое-какие тонкости мира иного, на наш взгляд, граждане просто обязаны знать.

Кто первый встал, того и тапки?

– Похоронные агенты – это первые ритуальщики, с которыми люди сталкиваются после смерти близкого человека, – рассказывает мой собеседник Дмитрий (имя изменено). – Сведения о смертях они получают от своих информаторов в экстренных службах (102, 103). Агент отзванивается своему информатору и говорит: «Я в работе». Это означает, что он сидит дома и ждет звонка. Когда информатор получает информацию о чьей-то смерти, он быстро прикидывает по карте, какой агент может домчаться на место за 15 минут, – и дает ему адрес и номер телефона родственников. А дальше уже дело техники, родственникам поступает звонок и представитель «государственной ритуальной службы» или «ритуальной службы при РВД» или «единственной официальной службы, имеющей право оказывать услуги» ведет диалог и внушает, что только он поможет преодолеть все трудности при захоронении. За каждую смерть агент платит информатору «гонорар» – сумма зависит от их договоренности между собой. Плюс плата за свои услуги. Вот и получается, что из-за этих агентских «накруток» похороны в Николаеве при себестоимости в 5-8 тысяч гривен обходятся в среднем в 10-15 тысяч гривен. Агенты работают вместе с полицией и «скорой», отдавая работникам экстренных служб долю своей прибыли. К примеру, в одном из районов уже много лет работает один человек – Александр (имя изменено). Он сразу звонит в квартиру и говорит, что он агент полиции. А когда полицейские приезжают, то спокойно это подтверждают.

– Как получается, что агенты оказываются у квартиры усопшего одновременно с полицией и «скорой», а то и раньше?

– Да очень просто! Причем иногда прямо под дверью собирается очередь из нескольких человек, ведь информаторы у каждого агента свои, и информаторы работают не с одним агентом, чтоб не было проколов. А бывает и так, что они приезжают раньше экстренных служб и сталкиваются с совершенно неожиданными ситуациями. Помню, была история: информатор дает наводку – в квартире умерла бабушка. Агент приходит, видит – дверь открыта. Заглядывает – а дедушка, который звонил, повесился… Так что очередь – это меньшее из зол. Кстати, у агентов есть одна примета: если родственники пригласили попить чаю, значит, заказ уже никуда не денется.

– А если родственники откажутся пользоваться услугами такого агента?

– Тогда они вполне могут пустить в ход «угрозы», мол, без их участия похоронить невозможно, и они сделают так, что захоронить можно будет только через неделю. Еще самая популярная страшилка – это судебный морг: полиция отправляет туда тело якобы на основании подозрения в насильственной смерти. И тело «распанахают» по полной, ведь судмедэксперту нужно установить причину смерти, и органы изымут, и тело испортят и т. д. Или предлагают «погрузить клиента в тишину». Ведь информации о том, что делать родственнику дальше, никто не дает. Полиция уехала, или отвечает, что не имеет право рекламировать какую-либо фирму, мол, вам же звонили. Понятно, люди растеряны. Кому звонить? На чем везти? Куда? Кто погрузит? Что делать дальше? Где получить документы? И вот тут-то «услужливые» агенты и берут все хлопоты на себя. И если родственники и поначалу пытались отказаться от навязанных услуг, выбора у них нет.

– То, что вы говорите, звучит весьма цинично. А есть ли у ритуальщиков какие-либо принципы?

– Несмотря на весь цинизм нашей работы, в ней есть одно исключение – это похороны детей. К ним всегда особое отношение: за них даже самые беспринципные агенты всегда берут деньги по себестоимости похорон, информаторы не берут ничего. При этом работники ритуальных бюро за такие случаи стараются не браться – считается очень дурным знаком. А детьми ритуальщики считают тех, кому не исполнилось либо 14, либо 16 лет. У кого как.

Жаркие страсти холодных моргов

– Ритуальные агенты морги ненавидят, – говорит Дмитрий. – Там зачастую в комнатах для оформления документов выставлены венки и гробы по ценам куда ниже агентских. Если родственники увидят их – всё, агент со своим «заказом» может попрощаться. Поэтому он всегда старается всеми силами в морг своих клиентов не пускать. Может сказать, что, мол, там работают одни мошенники, и если они родственников покойного увидят, то сразу же попытаются на них нажиться. Могут предложить встретиться у центрального корпуса в 10 часов утра, а сами приехать пораньше и всё быстро оформить. Да хоть в машине запереть – вариантов масса… Лишь бы родственники не вошли в морг.

– Есть ли какие-то особенности в работе моргов, к примеру, на праздники и выходные дни?

– Если люди верующие, им очень важно, чтобы тело их близкого похоронили именно на третий день после смерти. Но на праздники, особенно новогодние, количество смертей в городе резко возрастает – раза в 2-3. Причем умирают по глупости – от алкоголя, замерзая на улице и т. д. Кроме того, поправка Лозового тоже внесла свои коррективы. Теперь же следователь пишет ходатайство в прокуратуру, та подписывает, следователь идет в суд, который выносит решение. Следователь приносит его в судебку (судебно-медицинская экспертиза. – Прим. ред.), которая проводит необходимую экспертизу. Вроде все логично. При этом хочешь, чтобы следователь быстрее все это сделал, договорись с ним, отвези в прокуратуру, в суд, «договорись» за ускорение оформления документа. Ведь людям же третий день важен… Поэтому приходится за всё платить. Иначе никак.

– А разве тела не портятся от долгого хранения?

– Ну их же для того и бальзамируют! У меня был случай – я хоронил женщину на девятый день после смерти. Просто ее сын летел из России, а погода нелётная была. Слава Богу, все нормально прошло – просто понадобилось больше косметики, грим обошелся дороже. Кстати, все почему-то думают, что в моргах есть бесконечные ряды стальных полок-холодильников, где лежат тела с бирками. Чаще всего они лежат на каталках в помещениях с кондиционером.

– Что касается «бумажной» стороны похорон – есть ли у нее какие-то подводные камни?

– Свои особенности есть с посещением органов власти, где получают свидетельство о смерти государственного образца. Наверное, это единственный этап организации похорон, который обходится без коррупции, самый порядочный. Конечно, у него есть свои особенности. Главное – это принести сюда паспорт умершего, а это ключ ко всем похоронам. Документ пытаются забрать полицейские, врачи, агенты… Да кто угодно! Если паспорт действительно утерян – это одна история: тогда выдают соответствующую справку для организации похорон и признают документ утерянным. А бывают такие случаи, что нечистые на руку агенты идут на прямой шантаж родственников покойного – мол, паспорт у нас, без него похороны не оформить, поэтому платите, иначе похороны вообще не состоятся. Конечно, можно написать на таких злоумышленников заявление в полицию, но тогда о похоронах на третий день придется забыть.

– Получается, документ отдавать нельзя?

– Из-за несоблюдения нашего законодательства в качестве организатора похорон может выступать вообще кто угодно, любое лицо. Поэтому паспорт покойного в таком статусе агент сможет забрать без проблем, и получить право не только оформить похороны, но теоретически и кредит. Этот документ лучше нести самостоятельно – на всякий случай.

Полцарства за копку могил

– Копачи – это одни из самых молчаливых людей в ритуальном сообществе, – рассказывает Дмитрий. – Именно копачи, а не могильщики (так себя сотрудники кладбищ никогда не называют). Наоборот, они стараются возвысить себя, называя частенько чуть ли не менеджерами по захоронению, хотя их работа, по сути, весьма незамысловата. При этом благодаря всевозможным уловкам они умудряются зарабатывать огромные деньги. К примеру, копачи никогда не подпустят ритуальный автобус слишком близко к могиле – остановят метров за 30. По народной примете нести гроб родственникам нельзя – дурной знак. Поэтому здесь копачи выступают как грузчики – за что им полагается денежное вознаграждение на бригаду из 4 человек (это, не считая копки могилы).

– И всё мимо кассы?

– Именно так. Есть у копачей и другие источники дохода: если у покойного рост больше двух метров – это проблема. Как хоронить такого «баскетболиста» – большой вопрос, но копачи за деньги готовы этот вопрос решить. С самим участком – тоже отдельная песня: где его располагать, решают работники кладбища. Могут дать участок у заасфальтированной дорожки, а могут где-нибудь в низине. Хочешь лучшие места? Позолоти ручку…

– А как обстоит дело с закрытыми кладбищами? Похорон там, должно быть, немного – ведь они возможны лишь в родовые могилы…

– Их сотрудники пытаются зарабатывать деньги всеми возможными и невозможными способами. Новое захоронение на закрытом кладбище – неплохой доход. Но опять же… Этот вопрос можно решить только через агентов. Что касается памятников: их демонтаж «менеджеры по захоронениям» производят за вознаграждение. Поэтому, когда в могилу производится подзахоронение, копачи всеми силами убеждают родных, что старый памятник нужно передвинуть. И этот манёвр стоит дополнительных денег. Одним словом, даже в самый «неурожайный» день копачи свои кровные получат.

К примеру, сын пришел хоронить мать – могила оформлена на неё. А ему говорят, что, мол, лет пять тому назад какая-то женщина написала претензию, что имеет долю на этом участке, и поэтому хоронить не будем. В итоге – скандал! Но похороны всё же проводят полдня спустя, вымогательство не удалось. Правда, документы на могилу молодому человеку так и не отдали – получать их пришлось через суд. Вообще работникам закрытых кладбищ выгодно, чтобы захоронения как можно дольше находились в «подвешенном» состоянии. Ведь по действующим законам, если за могилой не следят десятилетиями и она, образно говоря, исчезает, сравниваясь с уровнем земли, то туда допускается захоронение сторонних лиц, а это финансово заманчивая перспектива для тех же копачей. Поэтому хотя бы раз в год для уборки на могилу приезжать нужно. Также можно заключить договор по уходу за могилой с администрацией кладбища. Хотя в итоге уборка, благоустройство и восстановление оград ложится на тех же копачей, принося им дополнительные барыши.

Тайны урн из крематориев

– Считается, что кремация – это один из самых простых похоронных ритуалов, – говорит Дмитрий. – Впрочем, мало кто задумывается о том, что ее суть весьма неприятна. Ведь чей прах вам выдадут в урне, никто не знает. Крематории работают по принципу конвейера, и никто не будет делать индивидуальную печь под каждое тело. На выходе из него получается перемешанный прах всех покойных, и именно его засыпают в урны. Кроме того, есть там очень нехорошая ситуация, про которую никто никогда не говорит: хорошие гробы не сжигают, а продают по второму кругу. У нас в Николаеве нет крематория, хотя разговоры о его создании идут давно. Ближайший крематорий находится в Одессе.

– Получается, что финальный аккорд похорон – это когда гроб закопали в землю или сожгли?

– Есть еще один момент – это выплата компенсаций за похороны. Получить ее можно в собесе по месту проживания в продолжение полугода после похорон, предъявив специальную справку. Правда, компенсация далеко не всегда доходит до родственников умершего: недобросовестные ритуальные агенты частенько самостоятельно получают и обналичивают эти справки, ни слова не говоря об этом своим клиентам.

– Вы любите свою работу?

– В ритуальный бизнес я попал случайно – и с самого начала понимал, что не задержусь здесь на всю жизнь. Скоро планирую уходить – потянуло в другие места. И в ритуальщики вряд ли вернусь. Их работа – это бесконечная коррупция и взятки.

– Спасибо за откровенный разговор.

Татьяна ФАБРИКОВА

 

Александр САГАЙДАК, исполняющий обязанности директора городского коммунального предприятия «Ритуальная служба»

За нашим коммунальным предприятием закреплены 14 городских кладбищ, которые мы содержим в надлежащем санитарном состоянии, убираем, оказываем ритуальные услуги и т. д. В основном это закрытые либо полузакрытые кладбища, открытые – только в Балабановке и Матвеевке. Хотя захоронения проводятся и на закрытых кладбищах: это либо происходит подзахоронение в могилы к родственникам, либо выделяются новые места по письмам из горисполкома. Как правило, в резолюции на заявление человека просят изыскать возможность выделить новое место под захоронение, мы же в свою очередь смотрим по ситуации на кладбище и изыскиваем такую возможность. Это все делается в пределах кладбищенской земли, за ее границы мы не выходим.

В ритуальной сфере нам тяжело конкурировать с ФОПами и с ЧП‑шниками. Ведь мы являемся плательщиками НДС, а они платят единый налог, поэтому суммы отчислений в бюджет не сравнить.

На нашем предприятии работает порядка 60 человек. Хотя техник вся изношена, стараемся кладбищенскую территорию содержать в нормальном санитарном состоянии.

На сегодня в городе остро стоит вопрос: либо строительство нового городского кладбища, либо расширение имеющихся территорий для новых захоронений. Пока он не решается. Вопрос кремации умерших также актуален, однако большинство людей эту процедуру не приветствует, хотя по религиозным правилам этот вопрос вроде как урегулирован. Те, кто желает кремировать, едут в Одессу, уплачивая больше денег за дорогу, чем за саму процедуру кремации.

На всех наших кладбищах существуют единые расценки для захоронения умерших и предоставления ритуальных услуг. С 20 июня были увеличены почти на 30 процентов расценки на копку и зачистку могил и прочего. Почему? Потому что это ручной труд и последний раз эта норма пересматривалась еще в начале 2017 года. За это время повысились и цены, и зарплата людей, а наши нормы оставались на прежнем уровне.

Следом за нами свои расценки подняли и частные ритуальные фирмы.

Что касается санитарного состояния кладбищ, то мы старается его поддерживать, однако возникают проблемы во время уборочных работ перед поминальными днями. Многие люди приходят убирать могилы «впритык» к поминальному дню, складируя мусор на проходах или возле общественного туалета, ставят свои автомобили на проходах, блокируя проезд нашего уборочного транспорта. Поэтому мы вынуждены за неделю до поминальных дней закрывать кладбища для автомобилей, чтобы выполнить весь комплекс уборочных работ и чтобы не было препятствий при работе техники. Пользуясь случаем, хочу обратиться к людям – планируйте, пожалуйста, заранее уборку на кладбище.

 

Людмила КАЛИНИЧЕВА, председатель «Ассоциации организаторов похоронного дела и ритуальных услуг»

Конкуренция в ритуальной сфере всегда была жесткой. В представителей этого бизнеса стреляли, им жгли машины, магазины, с ними расправлялись физически. Попытки монополизировать рынок этих услуг не прекращаются и до сих пор.

Создавая ассоциацию, мы промониторили участников этого рынка и пришли к выводу, что они делятся на две категории: люди, которые работают в правовом поле с материальной базой, официальным штатом, и люди, которые далеки от правового поля, не имея ничего, кроме телефона и связей с государственными органами (полицией в первую очередь).

Почему так происходит? Ответ прост – несоблюдение существующей законодательной базы, ее несовершенство, а также нежелание менять что-либо ни на местном уровне, ни в высоких столичных кабинетах.

С 2004 года мы стучались в кабинеты местных чиновников, ведь законодатель дал нам право принять «Положение о порядке захоронения, а также о порядке предоставления ритуальных услуг на территории Николаева». Оно могло бы урегулировать рынок ритуальных услуг и решить многие проблемы для наших жителей. И его таки приняли в 2012 году, но приложили максимум усилий, чтобы ничего не изменилось в похоронной сфере. Видимо, им это выгодно.

Наши попытки внести изменения, дополнения в принятое положение разбивались о глухую стену чиновничьего аппарата и не находили поддержки у городских депутатов.

Единственный человек, который вник в одну из проблем – транспортировка тел, был вице-мэр Шевченко. Он помог нам наладить диалог с представителями прокуратуры, полиции, областным и городским отделами здравоохранения, СМЭ, ЖКХ, службой соцзащиты. Результатом совместной работы стал Меморандум. Цель этого документа – сотрудничество и урегулирование ответственности и согласованности общих действий для предоставления услуги транспортировки умерших. Меморандум был подписан всеми представителями, кроме городских властей. Стало быть, порядок и прозрачность не в их интересах. Ведь если информация об официальных представителях ритуальных услуг будет в открытом доступе и у людей будет право выбора исполнителя услуг, то труднее будет иметь доходы людям, работающим в тени и по звонку.

Транспортировка – это лишь одна из проблем для родственников умерших. Нежелание чиновников «оживить» приказ об утверждении порядка взаимодействия между органами и подразделениями Национальной полиции, учреждениями охраны здоровья и органами прокуратуры, лишает права получения врачебного свидетельства у семейного доктора. Долгоиграющий вопрос с местом для кладбища также даёт возможность им манипулировать с местами для захоронения. Остается открытым основной социальный аспект – транспортировка бесхозных тел, их захоронение, социальная помощь малоимущим и т. д.

Ведь человек, потерявший близкого, должен иметь четкую цепочку действий, организованную ГОСУДАРСТВОМ. Также ему нужна защита со стороны государства от мошенничества и манипуляций.

Изменения и дополнения в законодательные акты у нас уже подготовлены и мы очень надеемся, что новые представители власти все-таки посмотрят на эти проблемы со стороны простых людей.

И еще было бы логично, если бы сотрудники полиции, которые первыми общаются с родственниками покойного, предоставляли перечень зарегистрированных представителей ритуальных услуг с указанием телефонов, адресов, чтобы люди имели возможность самостоятельно выбрать ту или иную фирму. У нас же выходит все наоборот: сотрудник полиции сообщает «своему» ритуальщику о смерти человека только потому, что он помогает им перевозить «бесхозные» трупы. В полиции этого даже не скрывают. Не понимая или не желая осознавать, что они нарушают не одну законодательную норму, за которую, предусматривается уголовная ответственность.

И последнее. Хочу обратиться к людям: вы имеете право сравнить и выбрать услугу самостоятельно. Однако в состоянии острого горя можно стать легкой добычей для нечистоплотных дельцов, которые попытаются использовать его.

Добавить комментарий