Дачи в Коблево: под «присмотром» прокуроров

В публикации «Курорт для прокурорів» («РП» от 07.06.18) наша газета рассказывала о том, как высокопоставленные представители прокуратуры и других силовых структур оборудовали на черноморском побережье в районе с. Коблево Березанского района шикарные особняки, виллы и базбы широкой общественности. В то же время прокуратура затеяла судебные тяжбы с простыми землепользователями, которые получили земельные наделы на основании легитимных решений местных органов власти.

В частности, под «прицел» доблестных прокуроров попали три земельных участка, отданных в 2015 году Коблевским сельским советом в собственность трем жителям Николаева – Галине Найко, Дмитрию и Евгению Сорочинским (двоюродные братья. – Ред.) для ведения дачного строительства.

Что же вменяет Николаевская местная прокуратура № 1 коблевским дачникам, в распоряжении каждого из которых имеется чуть более восьми соток вблизи моря?

Из искового заявления следует, что пунктом 2 решения Коблевского сельского совета № 7 от 15 ноября 2013 года у госпредприятия «Очаковское лесоохотничье хозяйство» изъято земельные участки общей площадью 46,8 гектара и передано их в земли запаса Коблевского сельского совета в границах населенного пункта Коблево.

В 2016 году данное решение органа местного самоуправления было успешно обжаловано Николаевской местной пры отдыха. Причем часто строительство затронуло даже пляжную зону, всего в нескольких метрах от берега! Естественно, борьба «самих с собою» идет не так активно, как хотелось окуратурой № 1 в Хозяйственном суде Николаевской области и, таким образом, лесникам вернули означенный земельный массив. Соответственно, прокуратура обратилась с судебными исками с целью отмены последующих решений Коблевского сельсовета, связанных с 46,8 гектара. Кстати, местную прокуратуру № 1 возглавляет Дмитрий Левицкий. В недалеком прошлом этот защитник высоких государственных интересов возглавлял… Березанскую прокуратуру. А его мать является владелицей заправок, магазинов и прочих «заводов-пароходов».

На этот земельный участок возле моря кто-то положил глаз?

Истец требует отменить решения сельского совета от 2015 года, которыми земельные участки передаются гражданам Украины Г. Найко, Д. Сорочинскому и Е. Сорочинскому.

Казалось бы, вполне логичное и законное требование, которое выдвигается исключительно в интересах государства. Браво, прокуратура!

Однако, давайте-ка пока приглушим аплодисменты. Ведь, как отмечает адвокат коблевских дачников Александр Гусак, земельные участки его клиентов не имеют абсолютно никакого отношения к решению хозсуда от 2016 года, который отменил решение Коблевского сельского совета от 2013 года. Значит, спор ни о чем!

– В иске прокуратуры, – говорит Александр Николаевич, – указывается месторасположение земельных участков моих клиентов, а именно – квадрат 39, выдел 16 угодий ГП «Очаковское лесоохотничье хозяйство», что якобы подтверждается письмом ВО «Укргослеспроект». Однако непосредственные лесопользователи – очаковские лесники – и без накладок своих угодий на кадастровую карту знают, что спорные земельные участки входят в квадрат 39, выдел 32.

В распоряжении редакции имеется решение Коблевского сельского совета от 15 ноября 2013 года, которым 46,8 гектара изъято у очаковских лесников и передано в земли запаса Коблевского сельсовета. Так вот: в перечне изъятых земель ни о каком квадрате 39, выделе 32, речь вовсе не идет. Более того: там не вспоминается даже выдел 16 данного квадрата! Кроме того, письмом от 11 декабря 2017 года директор ГП «Очаковское лесоохотничье хозяйство» В.С. Туровский подтвердил, что по состоянию на 15 октября 2015 года земельные участки, отданные Галине Найко, Дмитрию и Евгению Сорочинским, не входили в состав земель Гослесфонда.

Но и это еще не все. Судебный эксперт Николаевской торгово-промышленной палаты Светлана Лескив, исследовав данные земельные участки на предмет принадлежности их к той или иной территории, сделала вывод: фактическое их месторасположение – урочище «Коблево», квадрат 39, выдел 32.

Выходит, иск прокуратуры зиждется на, мягко говоря, сомнительной информации от ВО «Укргослеспроект»?

– Не просто сомнительной, а, по нашему мнению, сфальсифицированной, – убежден адвокат А. Гусак. – Мы обратились в Национальную полицию и прокуратуру Киевской области с заявлением о совершении преступления со стороны должностных лиц «Укргослеспроекта», подготовивших заведомо неправдивый документ. Квалификация – ч. 1, статья 366 «Внесение в официальные документы сведений, которые не отвечают действительности».

Впрочем, прокуратура, очевидно, в целях усиления своего иска, а возможно, и «подстраховки», также выдвинула обвинения в нарушении коблевскими дачниками режимов пользования землями рекреационного назначения, а также землями лесного и водного фондов.

Однако в статье 19 Земельного кодекса Украины четко указано, что земли по основному целевому предназначению делятся на ряд категорий, в том числе – земли рекреационного назначения; земли лесохозяйственного назначения; земли водного фонда. Соответственно, спорные земельные участки, как и любые другие, могут относиться лишь к одной категории, в нашем случае – к землям рекреации.

Но и тут прокуратура нашла «зацепку» – мол, Генеральным планом села Коблево не предусмотрено размещение в рекреационной зоне объектов индивидуального дачного строительства.

Что ж, снова придется углубиться в изучение основополагающего документа – Земельного кодекса (ЗК). В статье 51 ЗК черным по белому прописано, что землями рекреационного предназначения являются земельные участки, занятые домами отдыха, пансионатами, объектами физической культуры и спорта, туристическими базами, яхт-клубами, кемпингами, а также – внимание! – земельные участки, предоставленные для дачного строительства (выделено нами. – Ред.), и сооружения других объектов стационарной рекреации.

Поэтому и данные претензии прокуратуры выглядят надуманными и тенденциозными. Тем более, что в пояснительной записке к Генеральному плану с. Коблево, на который ссылается в своих умозаключениях прокуратура, четко указано: запрет на размещение в рекреационной зоне объектов индивидуального дачного строительства Генеральным планом села Коблево не предусмотрен.

Как видно из искового заявления, прокуратура также «заботится» о сохранности прибрежной защитной полосы, которая, согласно законодательству, должна составлять не менее двух километров от морской воды. Однако, и всем это хорошо известно, исторически так сложилось, что побережье с. Коблево застроено пансионатами и базами отдыха как раз в зоне действия прибрежной защитной полосы. Так что теперь – сносить все эти сооружения?!..

Журналист «РП» побывал на морском побережье села Коблево. Спорные участки, а также дача гражданина Н., огорожены забором, установлена трансформаторная подстанция. Расстояние до моря – около 200 метров. Но если на участках Найко и Сорочинских нет никаких капитальных строений, то гражданин Н. построил вполне добротный двухэтажный особняк, а рядом – одноэтажный недосторой.

Однако, что примечательно, прокуратура выборочно предъявляет свои претензии, а именно – к Галине Найко, Дмитрию и Евгению Сорочинским, при этом «не замечая» их явно небедного соседа. И это несмотря на то, что данный гражданин получил земельный участок в то же время и на тех же правовых основаниях, как и остальные три владельца. А чуть поодаль от спорных делянок расположено и вовсе «царское село» – огороженное высоким забором и находящееся под охраной, оно поражает воображение архитектурными шедеврами и изысками. Есть в «райском уголке» и вода, и газ (ветку с газопроводом тянули на семь километров!), и канализация. Тут, вдали от мирской суеты, отдыхают от «трудов праведных» прокуроры и прочие сильные мира сего. Стоит отметить, что «нуворишей» едва не погубила собственная жадность и вседозволенность – свои дома они расположили настолько близко к воде, что разбушевавшееся зимнее море повредило и смыло в пучину часть конструкций. Однако даже сей «намек» от Природы не сподвигнул законников вспомнить о прибрежной защитной полосе и требовании относительно ее удаленности от моря на целых два километра. Построенная в сжатые сроки бетонная дамба теперь надежно укрывает безопасность «царского села» от природных катаклизмов. А под горячую руку прокуроров попали малоземельные дачники, лишенные высоких должностей и покровителей. Кто смел – тот и съел?..

Здесь отдыхают прокуроры и прочая «знать».

Таким образом, Николаевская местная прокуратура № 1 обратилась в Березанский районный суд с целью отобрать земельные спорные участки у добропорядочных граждан. И уже самим этим фактом, как уверен представитель ответчиков Александр Гусак, было нарушено положение статьи 23 Закона Украины «Про прокуратуру». Данная статья закона регламентирует, что прокурор осуществляет представительство в суде законных интересов государства  в случае нарушения или угрозы нарушения интересов государства, если при этом защиту «государевых интересов» не осуществляет надлежащим образом соответствующий субъект властных полномочий, в данном случае – Березанская райгосадминистрация. При этом прокурору необходимо доказать сам факт бездействия госорганов.

– Однако, – отмечает А. Гусак, – чтобы доказать необходимость участия органов прокуратуры в судебном процессе, нужны не просто слова. Согласно разъяснению Верховного Суда Украины, чтобы установить факт бездействия должностных лиц относительно защиты интересов государства, необходимо привлечь данных чиновников к дисциплинарной или административной ответственности. В данном случае ничего подобного в отношении ответственных должностных лиц Березанской райгосадминистрации сделано не было.

Но на этот юридический нюанс никто не отреагировал, и маховик судебного процесса в Березанском райсуде раскручен на полную катушку. На одном из заседаний побывал и журналист «РП». И что увидел?

Позиция прокурора Березанского отдела Николаевской местной прокуратуры № 1 выглядит невнятной и маловразумительной. Так, во время ответа на вопросы ответчика, прокурор вначале признал, что один и тот же земельный участок не может одновременно относиться к категориям земель разного предназначения. Однако спустя несколько минут этот же представитель прокуратуры неожиданно заявил, что спорный участок входит в состав земель лесохозяйственного предназначения, расположен в границах прибрежной защитной полосы и находится в зоне рекреации. Во как!

Предлагаю вашему вниманию и еще некоторые характерные выдержки диалога в зале суда.

Адвокат: – В какой именно квадрат и выдел входил земельный участок, принадлежащий гражданке Найко?

Прокурор: – Квадрат 32, выдел 16.

Адвокат: – А входит ли данная территория в решение Коблевского сельского совета от 2013 года?

Прокурор (после паузы): – Я сейчас… не вижу оригинал этого решения.

Адвокат: – В коммунальной собственности находятся все земельные участки в границах населенного пункта, кроме земель государственной и частной собственности. Чем подтверждается государственная форма собственности данного земельного участка?

Прокурор: – Земельным кодексом.

Адвокат: – Вы указываете, что Березанская райгосадминистрация ненадлежащим образом исполняла свои обязанности по защите государственных интересов. Применялись ли при этом меры воздействия?

Прокурор: – Я не знаю.

Адвокат: – Вы утверждаете, что земельный участок находится в распоряжении Очаковского лесхоза. А на основании какого решения органа исполнительной власти или органа местного самоуправления?

Прокурор: – Не могу ответить.

Стоит также отметить, что представитель Коблевского сельского совета, не признав иска, подчеркнула: «В исковом заявлении прокуратуры имеется много противоречий. Любое решение нашего сельсовета не принимается без изучения материалов и согласования их с другими органами власти».

А глава Коблевской ОТГ Владимир Панич добавляет:

– С 1 января 2012 года спорные земельные участки вошли в состав нашего населенного пункта, и уже  на тот момент они не входили в состав земель лесного фонда, а были землями запаса. Перед тем, как выделять землю под дачное строительство, мы согласовываем этот вопрос с Госгеокадастром, и лишь в случае позитивного ответа даем добро на изготовление проектно-сметной документации на землю. Действительно, земли лесного фонда есть на территории села Коблево, однако они в натуре не выделены, поэтому сегодня никто конкретно не скажет, где именно они находятся.

Что касается прибрежной защитной полосы, то она была установлена на уровне 100 метров. А водоохранная зона не устанавливалась, потому что мы имеем сложившуюся историческую застройку коблевского побережья.

* * *

Впрочем, судьба коблевских дачников, а их, по нашей информации, не один десяток, будет решаться в зале Фемиды. Надеемся также, что прокуроров заинтересует законность строения «царского села» и других имений, в которых среди прочих «царствуют» и их коллеги. Предположение коблевских дачников о том, что на их участки кто-то из сильных мира сего положил глаз, будем на данный момент считать просто предположением – не более того.

Редакция «РП» продолжает следить за дальнейшим развитием событий.

Андрей ТЮРИН

Добавить комментарий