Жизнь среди хлама

В трехкомнатную квартиру 86-летней Валентины Алексеевны Троян попасть не просто. Ее скромное жилище, расположенное на втором этаже 9-этажного дома по Центральному проспекту г. Николаева, полностью завалено разной утварью: старым барахлом, газетами, книгами, пустыми банками и бутылками. Чего там только нет… Оставленные узкие проходы позволяют пожилой женщине пройти лишь до туалета и на кухню, да и то только до газовой плиты, дальше – хода нет. Лоджия также завалена хламом почти под самый потолок.

О том, что пожилая женщина проживает в таких жутких условиях, редакции «РП» сообщили в одном из партийных штабов, куда она обратилась с жалобой на социальную службу Центрального района, которая якобы незаконно лишила ее права на социальную помощь. Звонившие активисты попросили журналистов «РП» посетить старушку и поднять ее проблему на суд общественности. Но предупредили: бабуля своенравна и капризна.

Прежде чем ехать к Валентине Алексеевне, решили созвониться с ней по городскому телефону, который нам подсказали активисты. Ответила она не сразу, по голосу чувствовалось, что ей тяжело было дойти до телефона.

– Я сегодня не готова вас принять, мне надо немного прибраться, – не спеша ответила женщина, услышав цель нашего посещения. Через трубку было слышно ее тяжелое дыхание, немного перекликающееся со стоном.

Уже на следующий день мы получили от нее согласие встретиться.

– Когда будете ехать ко мне, по дороге купите яблок, а то у меня заканчиваются, и помидоры, я вам деньги отдам, – вежливо попросила она. – Только учтите, яблоки должны быть твердыми и сочными, я такие люблю, сорт называется «Слава победителю». А помидоры выбирайте, чтобы были не жесткими.

В плену ненужных вещей

Вооружившись покупками, позвонили в дверь. Открыла хозяйка не сразу, несколько раз переспросив и уточнив, что пришел именно журналист.

Жилище Валентины Александровны.

Маленькая, худощавая, немного сутулая, в мужских кальсонах и в женской блузе она чем-то напоминала малолетку. В свои 86 лет Валентина Алексеевна выглядит еще бодренько, хотя без самой главной своей помощницы – палки – передвигаться не может. Вежливо пригласила пройти в квартиру, заранее извинившись, что она захламлена. С первых шагов в помещении почувствовался спертый, тяжелый воздух.

– У меня нет сил убрать все это, а помощников нет, – сетовала Валентина Алексеевна, провожая по узкому проходу в одну из комнат, минуя кучи хлама по обе стороны. – А с другой стороны, мне так удобнее что-то искать, вот, смотрите, эта красная шапочка, как память об олимпиаде…

Говорила она с одышкой, то и дело, не спеша, подбирала нужные слова, иногда останавливалась, закрывала глаза, тяжело дышала.

Жилище Валентины Александровны.

Так добрались мы до ее так называемого ложа – старого дивана, также заваленного тряпьем. Рядом в виде импровизированного столика стоял старенький кухонный табурет, на котором возвышался будильник, а также находились ручка, расческа и пустая чашка. На диване среди кучи тряпья лежали радиотелефон и тонометр для измерения давления.

– Этот телефон очень удобный, его и тонометр мне подарил один очень хороший человек, – объяснила собеседница, усаживаясь для разговора.

Под табуретом стояло несколько открытых стеклянных полулитровых банок с какой-то мутной жидкостью, от которых исходил неприятный запах.

– Это моя моча, – нисколько не смущаясь, парировала бабуля, взяв в руки каждую из баночек, чтобы просмотреть ее на свет, и добавила, что, мол, она ежедневно наблюдает за своими анализами и по ее цвету она определяет уровень своего здоровья, – это вчерашняя, а это сегодняшняя, посмотрите, какая светлая…

Тихо, сама с собою

Гостеприимная хозяйка даже пыталась напоить чаем, но мне удалось вежливо отказаться. Ее кухня также была завалена хламом: множество пустых бутылок, банок, коробок, пакетов едва умещались в кухонном пространстве. Но был предусмотрен узенький проход к газовой плите и холодильнику. Второй холодильник стоял сразу же на входе в квартиру. На всех боковых стенках холодильников заметны надписи черным фломастером. Хозяйка красивым почерком прописала здесь мудрые советы, цитаты Чехова, Филатова, Толстого и других выдающихся людей. По всему чувствовалась ее теоретическая подкованность. Из разговора с собеседницей стало понятно, что пожилая женщина не глупа, образованна и тактична.

В свое время Валентина Алексеевна закончила Николаевский педагогический институт, получив специальность учителя физики и математики. Почти десять лет проработала в 22-й городской средней школе учителем математики, но по болезни пришлось уйти из школы на другую работу – в проектный институт, где работал ее покойным муж. О своем супруге Валентина Алексеевна вспоминает тепло и трепетно.

– Мой Петечка был хорошим специалистом по судостроению, его везде приглашали, ценили, и эту квартиру ему дали от Черноморского судостроительного завода, – с гордостью говорит собеседница, показывая его портрет.

Детей у Троянов не было. Так и прожили они вдвоем более пятидесяти лет. Затем супруг заболел, 14 лет назад его не стало. С тех пор проживает Валентина Алексеевна одна.

Неуживчивость характера

С 2004 года (еще при живом муже) она состояла на учете в территориальном центре социального обслуживания Центрального района, их обслуживали двоих. Летом прошлого года, судя по документам, ее сняли с обслуживания. Валентина Алексеевна считает, что работники социальной службы за время ее обслуживания предвзято к ней относились, направляя к ней «неумелых» социальных работников, которые не помогают, а только раздражают ее.

– Социальная служба, которая создана для предоставления услуг людям, нуждающимся в посторонней помощи, таким, как я, по надуманным причинам отказалась со мной продлить договор на обслуживание, – с обидой и болью в душе говорит Валентина Алексеевна, показывая предупредительные письма от руководства социальной службы. Там со ссылкой на законодательство указывалось, что в случае некорректного отношения к прикрепленным к ней социальным работникам, тем более доведения их до нервного срыва, социальная помощь будет прекращена. Таких предупреждений было несколько. В одном из последних писем социальная служба сообщила, что по решению комиссии предоставление социальных услуг Троян В.А. с 17 июля 2017 года приостановлено.

Из близких родственников у нее в Николаеве есть племянники, но о них она даже говорить не хочет. Пожилая женщина считает, что именно они довели до смерти ее родную сестру Римму, якобы уморили ее голодом. Вторая ее сестра Анна также проживает в Николаеве, но о ней собеседница также желает умалчивать.

По всему чувствовалось, что Валентина Алексеевна обижена на всех: и на родственников, и на работников социальной службы, тепло она отзывается лишь о соседке по имени Ирина, которая часто приходит к ней, приносит еду, делает покупки, за что она ей благодарна.

Довела до нервного срыва

– Эту пожилую женщину мы обслуживали много лет, – рассказывает руководитель территориального центра по предоставлению социальных услуг Центрального района Татьяна Колесник. – Вы, наверное, были у нее в квартире и видели, что там творится. Она накопляет мусор и не разрешает социальным работникам его убирать. С ними она разговаривает, мягко говоря, некорректно, оскорбляет и унижает их достоинство. У нее никто из обслуживающего персонала долго не задерживался: люди пишут докладные записки, указывая самодурство своей подопечной, и просят их перевести на другие объекты, либо увольняются. А одну нашу сотрудницу она вовсе довела до нервного срыва, пришлось вызывать «Скорую помощь» прямо под их подъезд. Вскоре она также уволилась.

На мой вопрос о том, какой же выход в данной ситуации, ведь нельзя Валентину Алексеевну оставлять без помощи, к тому же сегодня она считает, что ее незаконно лишили социальной поддержки, Татьяна Владимировна ответила корректно:

– Конечно же, если она хочет, чтобы ее навещали соцработники, она должна с нами заключить договор, в котором четко прописаны условия: быть тактичной с ними, не унижать и не оскорблять их, разрешить им убрать в квартире.

Со слов руководителя социального центра, прежде чем будет заключен договор, им необходимо сделать запросы в ЖЭК и лечебное учреждение, чтобы оформить медицинское освидетельствование. И самое главное – получить согласие от Валентины Алексеевны Троян на вывоз мусора из квартиры.

– Мы можем приступить к работе хоть завтра, – сказала на прощание Татьяна Колесник.

Болезнь или неряшливость?

…Моему повторному звонку Валентина Алексеевна обрадовалась как ребенок. Она рассказала, что ей звонили из территориального центра и предлагали помощь по уборке и вывозу мусора из ее квартиры.

– Но я должна все пересмотреть, ведь там много нужных мне вещей, – откровенничает пожилая женщина, – но у меня пока нет сил на это. Ведь вы сами видели, сколько здесь всего. И вообще, я не могу доверить это дело постороннему человеку. Может, у вас есть человек, к которому вы относитесь доверительно, порекомендуйте, я заплачу…

И на этом, как вы понимаете, круг замыкается. Но проблема остается. Прежде всего, проживая в многоквартирном доме, эта бабуля нехотя создала антисанитарные условия для соседей: тараканы, крысы, неприятный запах.

– По всей видимости, эта пожилая женщина – психически нездоровый человек, – разъясняет ситуацию николаевский психотерапевт Александр Щербаков. – Ее недуг медики называют синдромом Плюшкина, его длительное время исследовали ученые и пришли к заключению, что страсть к коллекционированию заложена в мозге человека. Многие из нас в детстве старательно собирали марки, открытки, значки, монеты, обыкновенные фантики от конфет.

С возрастом эта страсть у одних проходит, у других же перерастает в серьезное увлечение. Где та грань, за которой безобидное и вполне естественное желание чем-то обладать переходит в болезнь, до сих пор не ясно. К сожалению, эту болезнь, особенно на ранних стадиях заболевания, тяжело диагностировать. Её легко спутать с обычной неряшливостью.

Мудрые надписи на холодильнике.

Первопричинами необычной болезни также могут быть перенесенный стресс, тяжелая потеря, одиночество. Часто синдромом Плюшкина заболевают люди, которые ранее вели активный образ жизни, получили хорошее образование и имели успех в обществе.

Исцеление любовью

Как сообщили в социальной службе, таких, как Валентина Алексеевна, в городе немало. И что же делать их родственникам и соседям? Ведь им приходится годами терпеть неприятный запах, грязь, а порой и полчища тараканов и мышей, которые, естественно, чувствуют себя в таких квартирах как рыба в воде. Кроме того, такое соседство может представлять и прямую опасность. Ведь есть случаи возгорания в комнатах, захламленных мусором, а потушить огонь будет невозможно, и подобные квартиры выгорают дотла.

– В идеале надо проконсультировать больного у психиатра или, как минимум, обратиться к психологу, – рекомендует Александр Щербаков. – При легкой форме болезни врач может назначить специальные медикаменты, которые стабилизируют состояние пациента. При регулярном приеме препаратов часто наступает состояние ремиссии, человек возвращается к нормальному образу жизни. А на начальных этапах болезни психиатры советуют попробовать договориться с собирателем, направив его страсть к наведению элементарного порядка в доме. Хорошо бы найти общий язык общения и регулярно помогать своему родственнику с уборкой. Важно донести до человека мысль о том, что ему необходимо и самому следить за чистотой своего жилища.

Нужно оставаться любящим родственником, готовым прийти на помощь, чтобы человек с такой проблемой мог быть уверен в своем завтрашнем дне. Конечно, это не просто, тем более что такие люди чаще всего стремятся к изоляции, относятся к окружающим с большим предубеждением, а порой бывают и просто агрессивны. Но пытаться наладить с ними контакт надо. Ведь такая «домашняя психотерапия» часто дает положительные результаты.

Татьяна ФАБРИКОВА

Добавить комментарий