Дети – прежде всего? О конфликте в интернате № 3

Тихо тлеющий конфликт вокруг Николаевской школы-интерната № 3 получил широкую огласку в канун Международного дня защиты детей. Именно тогда весь коллектив учреждения образования вместе с родителями своих воспитанников во весь голос заявили об угрозе, что нависла над их детьми – детьми с особыми потребностями, которым сегодня на всех уровнях призывают уделять максимум внимания в обществе. К сожалению, пока одни действительно уделяют им внимание, другие, под благовидным предлогом, пытаются их просто «уделать» ради достижения своих корыстных целей.

Лакомый кусочек

Школа-интернат № 3 оказалась тем самым лакомым кусочком, глядя на который заинтересованные в выселении детей лица жадно глотают слюнки, доказывая свои благие намерения. Приличная по размерам (более 1 гектара) и благоустроенная территория, тихий район города, ряд зданий и сооружений по двум адресам, которые отделяют всего два квартала. И все это – у 100 детей. Для них, детей с особыми потребностями, эта школа стала вторым домом, где у ребят есть все необходимое, где они окружены истинной заботой педагогов и персонала интерната. Дом, в котором их не простоучат школьным премудростям, но и адаптации в социуме. Шаг за шагом, терпеливо, с любовью. Так вот, в случае их выселения из интерната № 3 в интернат № 2,что в Корабельном районе, все результаты работы могут пойти насмарку. Об этом сейчас твердят и родители особенных деток, и учителя, и обслуживающий персонал.

Как рассказала директор интерната Светлана Воробьева, первые «тревожные звоночки» прозвенели в прошлом году, когда начались разговоры о неминуемой реорганизации. С одной стороны, все понимали: реформа образования, инклюзия, деинституализация и социализация детей и т.  д. – все это важно и нужно, но внедрять инновации с наскока чревато последствиями.

– Уже тогда мы предложили объединить нас с одной городской школой, чтобы создать на ее базе реабилитационный центр со специальными социальными классами. Она рассчитана на 500 человек, а сейчас там только 250. Мы предлагали постепенно реализовать столь важный проект. Но в областном управлении образования сказали, что по закону этого делать нельзя. Хотя я считаю, это был бы большой плюс для всех. Просто вся беда в том, что у нас начали деинституализацию не с общеобразовательных школ, а вопреки закону – со специализированных учреждений образования. По моему субъективному мнению, расчет был на то, что родители детей с особенными потребностями не смогут сопротивляться такому беззаконию. Поверьте: мы не держимся за это здание. Я не держусь за эту должность. Но мне искренне жалко всей проделанной здесь работы. И если бы нам доказали, что там по всем параметрам будет лучше, – я только «за». Но во 2-м интернате все помещения расположены в одном здании, дети могут жить там, месяцами никуда не выходя. Я очень прошу власть не прикрываться словами заботы о детях, поскольку истинная забота проявляется именно в отношении к детям, – сказала Светлана Анатольевна.

Директор школы-интерната отметила: представители власти проводят сравнение планируемых к слиянию интернатов только по условиям проживания.

– Никто не сравнивает воспитательную работу, учебную часть. Никто не сравнивал, сколько раз дети ездили в музеи, в театр или зоопарк, в библиотеки. А мы почти еженедельно осуществляем такие поездки. И это несмотря на то, что мы неоднократно обращались с просьбой выделить нам автобус – нам его не дают. Сказали, что не положено, программы такой нет. Притом, что интернату № 2 дали два, – подчеркнула Светлана Воробьева.

Светлана Воробьева.

Поведала она и о том, что где-то с полгода назад в интернате была проведена проверка на предмет пожарной безопасности. По ее итогам руководству вручили акт, в котором оказалось аж 24 пункта о нарушениях.

– Большая часть из этих пунктов была «притянута за уши», и с ними мы быстро разобрались. А вот чтобы решить вопрос с последним замечанием – относительно отсутствия громоотвода на спальном корпусе, стали обращаться во все официальные инстанции с просьбой помочь нам, поскольку на новый громоотвод денег у нас не было, – рассказала Светлана Анатольевна.

По ее словам, на устранение этой проблемы требовалось около 100-120 тыс. грн. Но везде, и в управлении образования в том числе, интернат получил отписки с отказами. То есть вместо того, чтобы вынести вопрос на рассмотрение депутатских комиссий, найти финансирование для устранения проблемы, посокрушались и развели руками. А по сути, как говорят в школе-интернате, нашли самый оптимальный вариант для реализации замысла с переселением детей.

Потому как из-за того самого громоотвода админсуд принял решение о недопустимости эксплуатации спального корпуса интерната № 3. Апелляцию интернат № 3 проиграл. Однако официального документа от управления образования по дальнейшей судьбе детей, которые по-прежнему пребывают в здании без громоотвода, пока нет.

Зато, как попутно отметила Светлана Воробьева, есть негласное распоряжение о том, чтобы не набирать в интернат № 3 первоклассников…

Прав тот, у кого больше прав

Учреждение образования для детей с особыми потребностями пережило и еще один удар – урезание финансирования.

Так, бухгалтер Инна Попова рассказала, что как только пошли разговоры о реорганизации, школе-интернату № 3 утвердили смету, рассчитанную только на 8 месяцев, чего никогда прежде не было.

– Если в прошлом году нам было выделено 1 млн. 300 тыс., то в этом нам дали всего 776 тысяч, из которых около 500 – только на питание детей. Чтоб вы понимали, много это или мало, объясню на простом примере: с таким финансированием – это 57 грн. на питание одного ребенка. В день. При пятиразовом питании, – сказала бухгалтер, уточнив, что на питание детей интерната по всем нормам и расчетам нужно 180 тыс. грн. в месяц.

В разговоре она также упомянула и о недострое, расположенном рядом с учебным корпусом. По ее словам, этот недострой готов на 70%, о чем свидетельствует проведенная в 2016 году экспертиза.

Но вместо того, чтобы найти деньги на достройку этого здания, где можно было бы разместить тот же спальный корпус, руководство интерната обвинили в том, что объект якобы вообще без документов.

– Недострой этот в удовлетворительном состоянии. И мы обращались с просьбой выделить деньги на его достройку и к губернатору, и в управление образования, везде! Но увы – желания у представителей власти довести его до ума ради блага детей нет, – уточнила Попова.

Кроме того, по словам бухгалтера, из-за урезанного финансирования специалисты и обслуживающий персонал интерната в этом году остались без оздоровительных и премий к ежегодным отпускам. Чаша сия миновала только педагогов интерната. А что будет дальше – никто не знает.

– Педагоги защищены со всех сторон. У них и материальная помощь на оздоровление, у них – все надбавки. А мы, специалисты и обслуживающий персонал, – на голых окладах. Мы поднимали этот вопрос в департаменте образования, спрашивали, что вы сделали, почему допустили такое положение дел, разделив людей, работающих в одном коллективе из 84 человек? Но все эти вопросы – как горохом об стену. Зато Удовиченко – я четко запомнила ее фразу – прямым текстом заявила: интернат – это не площадка для трудоустройства, – возмутилась Инна Григорьевна.

Стресс – не прогресс

– Нам пытаются доказать, что при слиянии интернатов нашим детям будет только лучше. Но это все не так. Дети с особыми потребностями требуют особого подхода и заботы. И я, как мама ребенка с диагнозом аутизм, знаю, что говорю. В этом интернате мой ребенок влился в коллектив. Если его сейчас перевести в другой интернат, это откат минус в несколько лет. Понимает ли это областное руководство и местная власть? Все они говорят, что чужих детей не бывает, что особые детки должны быть окружены заботой общества, и в то же время на нашем конкретном примере мы видим, что на словах – сплошная идиллия, а на деле – никому нет дела до наших проблем! – высказалась одна из мам, Марина Александровна.

Мама Марина Александровна.

Еще одна мама, Наталья Колесниченко, также поделилась своим мнением:

– Моя дочь – очень сложный ребенок. Сюда Катя пришла в третьем классе. В этом году она перешла на коллективную форму обучения. Детки в коллективе очень дружны, специалисты – замечательные. Моя Катя за три года просто воспряла здесь. Я считаю, что этот интернат нельзя закрывать ни в коем случае, а наоборот – на его базе можно создавать целый реабилитационный центр для детей с особыми потребностями. То, что предлагают нам, – это недальновидно и негуманно по отношению к нашим детям. По утвержденным правилам, такие дети должны обучаться по месту проживания. Если их перевести в интернат в Корабельном районе, для детей это будет огромный стресс: расстояние, новый коллектив, новые педагоги, – это все огромная затрата психологических, эмоциональных, физических сил ребенка с особыми потребностями. Но видно кому-то очень приглянулась территория нашего интерната, раз события вокруг него закрутились таким вихрем. К тому же, насколько мне известно, интернат № 2 готов принять только 50 детей. А остальным – куда? Если учесть, что наше общество зачастую по-хамски относится и к детям таких категорий, и к их родителям, то с закрытием нашего интерната стрессу будут подвержены все.

Мама Наталья Колесниченко.

Своим мнением о сложившейся ситуации поделилась и заместитель начальника городского управления образования Светлана Макарова:

– В любой ситуации будут довольные и недовольные. Специфика обоих интернатов – одинакова, условия – отличаются. Но речь о детях с особыми потребностями, и в данном случае дети привыкли к своему интернату № 3. Здесь, прежде чем принимать какое-либо решение, нужно все тщательно продумать, чтобы не создать дополнительный стресс детям, в первую очередь.

По мнению общественника-юриста Александра Чхайло, тут невооруженным взглядом видно ряд нарушений по отношению к интернату:

– Это и служебная халатность, и бездействие власти, и невыполнение требований громады. Представители власти понимают, что их действия противозаконны, и потому заняли выжидательную позицию в надежде, что все устанут и смирятся. Считаю, что родителям нужно подключать все возможные службы по поводу бездействия власти: и НАБУ, и полицию, и прокуратуру.

Спохватились?

Отметим, как только конфликт вокруг интерната № 3 вышел в публичную плоскость, в СМИ тут же была обнародована позиция властных структур, считающих слияние интернатов благом во имя детей.

В частности, пресс-служба облсовета распространила информацию, в которой приводилась аргументация департамента образования и науки Николаевской облгосадминистрации и собственно – областного совета. В ней сообщалось, что с 2017 года в Украине запущен процесс деинституализации интернатов, что реализация реформы будет проходить в несколько этапов.

– В основном родителей волнует психологическое состояние детей при переводе их в другое учреждение. Конечно, определенные риски имеют место быть. Но мы предлагали педагогам трудоустройство вместе с детьми. Чтобы их воспитанникам было менее болезненно переносить реформирование, – так обосновала свою позицию директор департамента образования Елена Удовиченко.

А вот глава областного совета Виктория Москаленко заявила, что проблема раздувается искусственно:

– Относительно слияния третьего специального интерната со вторым хочу сказать, что проблема раздувается искусственно. Я так считаю. Чтобы объективно подойти к этому вопросу, мы решили выехать с каждым депутатом, с каждой комиссией областного совета для того, чтобы профессионально решить проблему. Вопрос в следующем. Когда на место выезжали мои советники и заместитель, все сошлись на одной мысли – условия для пребывания детей во втором интернате просто замечательные. Поэтому для меня лично странной представляется позиция, когда заведение пытаются сохранить ради помещения и коллектива. А на первом месте должны быть дети. Поэтому мы обязательно туда поедем. Будем учитывать все мнения и предложения.

Что ж, надеемся, что эта проблема будет разрешена в пользу детей, ведь именно об их благе говорят все причастные к этой теме. Поэтому редакция «РП» берет данную ситуацию на свой особый контроль и будет информировать читателей о дальнейшем развитии событий.

Наталья БАРБАРОШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*