На игле показателей

Наркотики – яд, который разрушает здоровье тех, кто их употребляет, и несет горе в семьи. Но на дурмане еще и хорошо зарабатывают – и не только торговцы. Свою выгоду имеют и некоторые украинские правоохранители.

Правоохранители или палачи?

– Вы же понимаете, что полиция это все крышует и будет крышевать. Им выгодно, чтобы молодежь умирала… Я просто общалась с полицией на эту тему. Они говорили: нам вообще все равно. Умрет так умрет – это его жизнь. Каждый сам выбирает свой путь, поэтому у нас никто никого спасать не будет, – уверена молодая наркозависимая Алена.

Наркозависимая Алёна.

Если послушать бравурные доклады полицейских, то борьба с незаконным оборотом наркотиков идет мощная и бескомпромиссная. Например, в январе в Николаеве задержали целую банду, которая занималась распространением наркотиков дистанционно – с помощью так называемых закладок, когда покупатель забирает заранее проплаченную дозу в указанном месте, без личной встречи с продавцом.

– В ходе обысков были изъяты наркотические средства, цена которых на черном рынке составляет около ста тысяч гривен. Большое количество компьютерной техники: ноутбуки, планшеты, айфоны. Также денежные средства более четырехсот тысяч гривен, двадцать пять тысяч долларов и восемь тысяч евро. Всего были задержаны четыре человека, – отчитывался тогда Леонид Крутий, начальник управления противодействия наркопреступности ГУНП в Николаевской области.

Леонид Крутий.

Но за громкими цифрами, которые так ярко любят представить правоохранители, часто скрывается совсем другая реальность. Когда ради показателей задерживают НЕ торговцев наркотиками, а тех, кто от них страдает. Именно на наркозависимых полицейские и делают основные показатели.

– Тебе уже плохо, начинает ломать, а они начинают: вот есть кража. Давай – возьми. Тебе условно дадут. Ну, в общем, обманывали, а потом на самом деле – сажают. В общем, сидел за то, что ранее был судим, – вспоминает наркозависимый с двадцатилетним стажем Александр.

За его плечами шесть судимостей. Мужчина утверждает, что половина из них – дутые. Говорит, правоохранители различными способами заставляли его брать на себя чужие преступления. Применяли различные методы: запугивание, угрозы и даже пытки.

– Различные пытки применяли. Швабры, противогаз. Это когда надевают противогаз, закрывают шланг и, когда воздуха и уже нет, засовывают этот шланг в пепельницу с бычками. В наручниках вешают на швабру и потом несколько дней рук не почувствуешь, – рассказывает Александр методы правоохранителей.

После реформы все ожидали, что полиция изменится и начнет уважать права человека. К сожалению, говорят специалисты, мало что изменилось.

Владимир Петраковский.

Эксперт организации «Реанимационный пакет реформ» Владимир Петраковский считает такую ​​ситуацию ненормальной.

– Патрульная полиция, как правило, такими вещами не занимается, то есть они занимаются вопросами, которые касаются исключительно общественного порядка. Если же говорить о наркотических преступлениях, то это – уголовный блок, а там реформ никаких не произошло, – говорит эксперт.

Схемы Ингульского райотдела

Если посмотреть статистику раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков на Николаевщине, то лидером является Ингульский райотдел полиции областного центра.

Ингульский райотдел полиции Николаева.

Полицейские отрапортовали, что за два года они раскрыли до 492 таких случаев. Именно местные правоохранители расследовали дело наркозависимого Александра.

– Увидел меня этот сотрудник и говорит: «Что, Санек, не захотел по 309-й идти, будем 307-ю варганить?». И за неделю началось. Знакомого ко мне подсылают. Он ноет, что не может без наркотиков. Говорит, что там, где он покупал, уже не продают. И просит меня купить. Я сказал, что никуда не поеду, и бросил трубку. Он снова звонит и просит помочь, таким образом провоцируя меня на преступление.

Александр говорит, что взял у полицейского агента меченые купюры и купил для него шприц с наркотиком и таблетку димедрола. Так дважды. После второго раза его задержали полицейские.

– Меня повезли сразу домой с обыском. Понятых обычно они брали с улицы, а здесь понятые сидели уже в машине – два парня, наркомана. Они еще и под кайфом были, – вспоминает ту ситуацию Александр.

В результате, говорит человек, новая «отсидка». Кстати, ситуации, о которых он рассказывает, – не просто слова одного человека. Явление носит системный характер. Одиннадцать полицейских Ингульского отдела полиции не прошли аттестацию и были уволены из органов внутренних дел. Затем возобновились через суд и снова вернулись в райотдел. Из одиннадцати шестеро – это следователи, четверо – участковые и один – оперуполномоченный.

Адвокат Виктория Радкевич убеждена, что правоохранители сами фактически создают преступление, а затем «успешно» его раскрывают.

– Им легко раскрыть это преступление, потому что они сами его фактически спланировали. По моему убеждению, работники полиции знают всех наркозависимых и поскольку те всегда себе могут найти наркотики, то это очень простой способ получать показатели раскрываемости преступлений. Таким образом представители правоохранительных органов нарабатывают себе премии.

Адвокат Виктория Радкевич.

При этом количество уголовных производств против тех лиц, которые реально сбывали наркотики, составило всего 25 дел, то есть мизерные пять процентов от общего числа. Это – самый низкий показатель, который может означать, что подавляющее большинство задержанных правоохранителями – наркозависимые. Фактически – жертвы преступлений торговцев.

В то же время, приобрести наркотики сейчас гораздо легче, чем раньше. Наркомафия активно использует новейшие технологии. Бесконтактные способы доставки наркотиков с помощью закладок, возможность расчета через платежные системы – сделали яд значительно доступнее. Новые синтетические наркотики дешевле. Вместо природного сырья их производят из химических заменителей.

Главный борец с наркопреступностью Николаевщины жалуется, что правоохранители не успевают за мафией.

– Перешли все на закладки, на бесконтактный сбыт через сеть Интернет, приложения Телеграмм, WatsApp, которые, к сожалению, мы при нынешней ситуации в стране не можем отследить, не такими темпами мы развиваемся, как развиваются те же наркопреступники, – говорит Леонид Крутий, начальник управления противодействия наркопреступности ГУНП в Николаевской области.

Павел Казарьян.

Павел Казарьян – психолог, который уже пятнадцать лет занимается реабилитацией наркозависимых. Он убежден, что продажу наркотиков через сайты остановить реально.

– Как закрыть сайты, которые продают наркотики? Они все принимают деньги через платежные системы. Почему наша страна не может договориться, чтобы каким-то образом взаимодействовать с Интерполом? Почему не закрыть эти платежные системы, с которыми она не может взаимодействовать? Есть много вариантов, почему это не происходит, и многие люди убеждены в том, что на этом кто-то зарабатывает. Я тоже в этом уверен, – подчеркнул Павел Казарьян.

В том, что наркоторговлю полиция покрывает, а не борется с ней, уверена и молодая наркоманка Алена. Чтобы избавиться от своей зависимости, она приехала в Николаев из Киева.

– А чтобы полиция не трогала, все же деньги какието передавали? – спрашивает у нее Центр журналистских расследований.

– Когда на теплотрассе жила – конечно. Они каждый вечер заходили, и надо было им сто или пятьдесят гривен давать, чтобы они нас не трогали. А еще, бывало, принимали пятьсот гривен, это в неделю. Никого после этого не трогают и все хорошо, – вспоминает она.

Что украинская полиция всегда умела, так это зарабатывать на всем. Видимость борьбы с наркоманией – надежный источник прибыли. Платят не только наркозависимые, но и государство. Для этого в полиции создана система накручивания показателей. Например, наркозависимого могут задержать за распитие алкоголя в общественном месте, а затем обыскать и найти у него наркотики. А это уже готовое уголовное дело по тяжкой статье, которое легко раскрыть. И получить за это премию.

– С самого начала его задерживают в административном порядке, но с целью привлечения к уголовной ответственности. Это мое личное мнение. Почему? Потому что я участвовала в таких административных задержаниях именно по этой статье – распитие алкогольных напитков. Очень много раз, – говорит адвокат Виктория Радкевич.

Мы проанализировали реестр судебных решений и только по Ингульскому райотделу насчитали 25 дел, которые были раскрыты следующим образом. Это самый высокий показатель среди всех райотделов.

– Работники полиции сознательно задерживают человека по админаресту, чтобы не гарантировать ему право на адвоката, и потом с этим человеком проводят, скажем так, «профилактическую работу», или «воспитательную работу». После этой работы задержанный, как правило, признается в содеянном и таким образом работники полиции обеспечивают себе легкое дело и, условно говоря, легкую добычу. Поэтому эта практика является противоправной, – объясняет эксперт из «Реанимационного пакета реформ» Владимир Петраковский.

Такие выводы содержатся и в решениях Европейского суда по правам человека по делу «Нечипорук и Йонкало против Украины», и в недавних решениях Верховного Суда Украины. Но правоохранители не считают это нарушением.

– Нам эта административная статья дает возможность провести обзор того, что находится у человека. Когда мы в ходе осмотра обнаруживаем все это, выкладываем на стол, приходит следственно-оперативная группа и фиксирует осмотром то, что именно это было изъято у данного лица. Этот обзор проводится в присутствии понятых, – объясняет позицию своих подчиненных глава Ингульского райотдела полиции Василий Федор.

Когда суд всё устраивает

В этой удобной схеме раскрытия преступлений задействованы все звенья правоохранителей: прокуратура, судьи, полиция. Но ключевую роль здесь играет судья. Мы выяснили, что большинство таких дел проходит через служителя Фемиды Ленинского райсуда Николаева Юрия Крутия. Так, за последние три года он рассмотрел 82 дела – это абсолютный рекорд среди других судей этого суда. Мы поинтересовались у него, как так происходит. Разговор не сложился.

– Я не судья-спикер, я не пресс-секретарь. Меня ждут в заседание. Я бегу, вы понимаете? – отказался что-либо говорить судья.

– Вас обвиняют в том, что Вы подыгрываете работникам полиции, – поинтересовался Центр у него.

– Если я подыгрываю работникам полиции, пусть обратятся в правоохранительные органы, в прокуратуру, что я с кем-то в сговоре. Вы поняли меня? – ответил судья.

Юрий Крутий.

К началу судейской карьеры господин Крутий девять лет проработал следователем в милиции. Возможно, этим объясняется его приверженность к бывшим коллегам? В 2008-м он закрыл глаза на незаконные действия оперативников и следователей Ингульского – тогда еще Ленинского – райотдела милиции, которые подбросили наркотики 20-летнему николаевцу Евгению Вербицкому. Апелляционный суд отменил решение, признав его незаконным, и вынес отдельные решения по милиционерам и судье Крутию.

– И один из следователей сказал: «А, так вы хотите войны, так я вам ее устрою…». Потом я увидела, как под диван один из оперативников забросил какой-то пакет. И затем полицейские в наручниках забрали сына с собой, написав там, что был найден пакетик… Это было реально заказное действие для того, чтобы заставить замолчать меня и показать другим, что лучше сидите молча, делайте то, что мы хотим, прежде чем у кого-то появится желание противостоять этой системе коррупции и бандитизма и всего того, что происходит у нас и в милиции, и в прокуратуре, и в судах, – говорит известная николаевская активистка и волонтер Ольга Вербицкая, сына которой пытались обвинить в том, чего он не совершал.

Женщина считает, что это была месть правоохранителей за ее общественную активность. Мы спросили у судьи Крутия, почему он вынес неправомерное решение?

– Это был один случай за всю мою практику, если не ошибаюсь, когда апелляционный суд вынес оправдательный приговор именно по 307-й статье. Я это дело помню. Я его помню до сегодняшнего дня. Детали все помню, – ответил Центру судья Крутий.

Но единственный ли это случай? По свидетельствам участников процессов, судья Крутий и сейчас не слишком озабочен изучением доказательств, которые приносят в суд правоохранители.

Адвокат Виктория Радкевич вспоминает, как однажды на суде так называемый свидетель призналась, что не видела, как обвиняемый пьет пиво, а подпись в протоколе вообще не ее.

– В деле, которое рассматривал Юрий Петрович Крутий, у нас была допрошена свидетелем женщина, которая была понятой по административному делу. Я ей задала вопрос: «Вы видели, что человек употребляет пиво, или он просто держал бутылку в руках?». И она мне ответила, что не видела, чтобы обвиняемый распивал пиво. Она видела, что человек держал пиво в руках, – вспоминает Виктория Радкевич.

Но на Крутия это обстоятельство никак не повлияло, и он вынес очередной обвинительный приговор наркозависимому. Когда в прошлом году этот представитель Фемиды попытался попасть в Верховный суд, против его кандидатуры выступил Общественный совет доброчестности.

– Как долго правоохранители будут делать себе показатели с помощью наркозависимых? – спросили мы у экспертов.

Владимир Петраковский говорит, пока не произойдет полноценная реформа полиции и прокуратуры.

– Работники органов правопорядка ориентируются на преступления, которые легче расследовать, соответственно, легче направлять и затем получать легче показатели. Поэтому пока эта палочная система не изменится, представители органов правопорядка не будут расследовать сложные преступления, а будут заниматься исключительно наркозависимыми, а не теми, кто сбывает наркотики, – поясняет эксперт.

Между тем статистика свидетельствует, что реальное состояние борьбы с наркотиками в Украине катастрофическое. В 2017 году за наркосбыт осуждено на четверть меньше человек, чем в 2016-м, за тот же период за незаконное хранение наркотиков наказано на 22% больше людей! Осужденных за хранение наркотиков без цели сбыта среди всех наркопреступлений уже 83%! В большинстве цивилизованных стран это не уголовная, а часто даже и не административная статья.

Ярослав Чепурной,
Центр журналистских расследований

Добавить комментарий